Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
» » КАЗБЕК, КОТОРЫЙ МЕНЯ ПОКОРИЛ
  • 0

КАЗБЕК, КОТОРЫЙ МЕНЯ ПОКОРИЛ

«Было бы желание!» – твердо заявил по телефону руководитель предстоящего похода, когда бесконечный перечень аргументов, по которым, на мой взгляд, я не могла идти в путешествие, был озвучен. «Опыт есть, тренировка и подготовка в норме. Если действительно хочешь – поедешь» - сказал Дмитрий без уговоров – каюсь, мне, как девушке, хотелось бы их услышать. Доводы о маленьком ребенке, о нехватке денег и времени не были приняты во внимание. Он лишь несколько раз повторил: «Хочешь – идем, если нет – останешься дома». 

О желании
Было ли желание? Мечта о возвращении в горы рождается еще в самих горах: на перевале, вершине, в момент спуска и во время прощания с синими вершинами. Когда ловишь себя на том, что, как ребенок, упираешься носом в стекло автобуса, пытаясь подольше задержать взгляд на горном хребте, скрывающемся за поворотом. После прошлогоднего Эльбруса горы не отпускали, стали частью жизни, а бескомпромиссная зависимость от красоты стала расплатой за прикосновение к совершенству природы. 
С восточной вершины Эльбруса нам был виден Казбек. Не уверена, что среди множества белоснежных вершин-треугольников, в сторону которых указал наш руководитель, я точно определила нужную мне гору, но желание там побывать одолевало меня в течение следующего года все сильнее. Описания в альпинистской литературе «немногословного, величественного и ошеломляющего своей грандиозностью Казбека» не давали ни минуты покоя и какой-то высшей силой вели на тренировки.

Большие сборы
Когда с желаниями стало все ясно, началось… Вымаливание у начальства отпуска в назначенные сроки. Изучение карт и описаний. Ремонт и проверка снаряжения, поиск недостающих элементов. 
«Ужинать» - говорят дома, а ты автоматом отвечаешь «Понял!», «Ванная комната свободна» - громко сообщаешь домашним и ждешь в ответ: «Принял!», и так практически во всем. За два месяца до запланированного похода забываешь о существовании лифта. Неважно, что опаздываешь на работу, а офис на 6 этаже: пренебрежение такой тренировкой - неслыханная роскошь. Именно эти смешные детали подготовки почему-то вспоминались в моменты перегрузок или при выполнении серьезных технических элементов на склоне. «Как дома можно было волноваться, что на все завтраки у нас будет только овсянка?» - вертелось в голове в момент, когда руки закручивали ледобур в ледовый скл он и пропускали через него страховочную веревку. 
Итак, все мысли были направлены в сторону Грузии, в область Кельтского плато и района Джимарай – Казбек, куда собиралась наша группа.

Конструктивная математика
Волнительный момент - отлет: Борисполь, 35 градусов в тени, по лицу стекают ручейки пота. Неимоверно тяжелый рюкзак, обвешанный ледорубом, карабинами, жумаром, спусковым, каской, трекинговыми палками и многим другим, не вместившимся внутрь. Когда вся команда была в сборе, началось самое интересное – взвешивание багажа. У кого 30, у кого – 35, а у кого и 40 килограмм…. Оказывается, разрешенный вес багажа в самолете – 20 кг, а ручной клади – 7, за каждый следующий килограмм – доплата, которая никак не входила в наши статьи расходов. И тут начались фантастико-математические расчеты: как разложить 35 килограмм на две тары, чтобы в итоге получилось 27. Все просто – мы проходим контроль кто в двух, кто в трех штанах, свитерах, штормовых куртках, с продуктами в карманах, в касках на голове, в горных ботинках, с трекинговыми палками, убеждая охрану на посту, что это необходимые для каждого из нас средства передвижения. Напоминаю, t + 35 C°. Сочувствующие улыбки постовых, и контроль пройден.

Свои среди чужих
В Грузии украинцев встречают как братьев: гостеприимно, радушно, искренне. Мы начинали поход с пограничной зоны, куда добирались, наняв грузовой автомобиль. Когда машину остановили и сообщили о паспортном контроле, мы по опыту прохождения погранзастав в Кабардино-Балкарии и даже в Крыму вместе с паспортами приготовили и кошельки. 
Паспортов действительно было недостаточно. Нас попросили выйти из машины, а это всегда обходится дороже. Каково же было наше удивление, когда, услышав, что мы из Украины, пограничники поставили перед нами пятилитровую бутыль домашнего вина, и начали расспрашивать, как живем, куда идем, давать советы по маршруту. А на вопрос, сколько мы должны, даже обиделись. В 99% случаев нам были рады, помогали, и везде угощали домашним, невероятно вкусным вином.

Русские на Луне!
Именно такая ассоциация связана с первой частью нашего http://prox.com.ua, которая проходила через Кельтское плато – вулканическое образование, возвышающееся на 3200 – 3700 метров над уровнем моря. Пронзительная лазурь многочисленных озёр странно сочеталась с покрытой кратерами иссохшей поверхностью. Мы взошли на первый перевал, и нам открылось бесконечное количество уже недействующих вулканов, вид которых напоминал снимки из космоса планет, где нет жизни. Если бы не живая синева озер, наши фотографии без скафандров можно было бы считать уникальными.
Подъем на высшую точку плато - вулкан Шархота высотой 3700м. был похож на известный танец, где за одним шагом вперед делают два назад. Только в отличие от танцующих, мы делали шаг был круто вверх, а вниз ноги самовольно съезжали по сыпухе. Наградой за усилия стала редкой красоты панорама с Кельтского плато, открылись границы северной и южной Осетии, вершины Суатиси, Джимарая и самого Казбека.

Дива дивные
Часть похода одной из высших категорий сложности мы прошли с кружками в руках. Нет, не подумайте, вино было оставлено на потом, а кружки наполнялись исключительно из нарзанных источников и озер, которых в Грузии бесконечное количество. «Боржоми отдыхает!» - как истинные дегустаторы утверждали мы, обсуждая по пути оттенок вкуса нарзана из последней лужицы. В одном из озер был совершен даже обряд купания, и все бы ничего, только вода слишком холодная. 
Новым открытием для меня стали травертины. О пещерных натечностях я знаю не понаслышке, но увидеть кальциевые отложения снаружи, прямо среди зеленой лужайки, не ожидала. Оказывается, вода некоторых источников настолько перенасыщена кальцием, что он постепенно оседает, на протяжении веков образуя неповторимые пористые хрупкие формы чего-то среднего между известью и мрамором. Белоснежные замки из травертин были изобретательно использованы группой в качестве тазиков с теплой водой для купания.

Грани
«Где-то гудит поезд!» - сказал один из нас среди сотен километров гор, и это сразу стало шуткой. Позже кому-то показалось, будто он в метро: «Слышите, как стучит?». С таким звуком в горах сходят камни, а клубы дыма еще долго указывают на места схождений - страшное зрелище, к которому трудно привыкнуть. 
Мы уходили в неизвестность: красоту и пышность долин заменили строгость, безжалостность и неприступность скал. Сначала сланцевые, сыпушные скалы, потом ледовые вертикальные стены. И снова повторяешь отчаянный танец, делая шаг и съезжая на два вниз.
Когда преодолевали в густом тумане сыпушный 3992-метровый перевал Тепли-Восточный, глаза выедала серая мгла, окружая с боков, снизу и даже нависая сверху. На перевале всё изменилось - дальше встречающиеся на пути камни были редкостью и большой удачей, мы вышли к вечным просторам снега и льда. 

А горы уходят под самые тучи…
Страховка на карабине, навесные, вертикальные перила, дюльфер и снова вертикальные перила – участок пройден. Каждый шаг - работа над собой: забиваешь с усилием кошку в лед, сначала одну, затем другую, подтягиваешься, перетягиваешь жумар и так несколько десятков раз до следующей станции. Переход на самостраховку и обязательный крик-сообщение в пустоту «Веревка свободна», ждешь пока там, откуда-то снизу, раздастся ответ, и переходишь на следующую веревку. Опять кричишь в неизвестность заученную на равнине фразу «Начинаю движение», и, дождавшись подтверждения, продолжаешь штурм снежно-ледового склона. Так шесть веревок вверх. 
Бесконечная дорога к небесам в связках. И диву даешься высоте и просторам, которые утром казались такими близким.
Снега по колено, и если с утра этому не придаешь значения, то позже согретый солнцем снег превращается в вязкую мокрую кашу, замешивать которую ногами - дело не из приятных. Тяжелее всего первой связке, они топчут тропу.
Ровный участок – 3 на 6 метров, отличное место для ночевки. Палатки впритык, и… хотелось написать «сон без задних ног», да где там! Твоим телом играют жуткая усталость и горняшка: 4-километровая высота дает о себе знать, и бессонница - яркое ее проявление. В полудремоте проходит ночь.
С трудом ориентируясь во времени, выходишь на маршрут. Вот и перевал Суатиси высотой в 4130 м, оттуда штурмуем в тумане 4365-метровый Пик Геологов. Какие-то 225 метров для нас обернулись несколькими часами подъема в три веревки и проходом над пропастью. Перевал Джимарайский, траверс ледовой стенки, дюльфер и… следующий перевал.

Связанные одной целью
Большую часть пути мы преодолевали в связках, поэтому не вспомнить о тех, с кем был соединен одной веревкой, просто нельзя. Связка для альпиниста - это не просто партнеры, друзья, единомышленники - это единый целостный организм. Ты на веревке, но тебя не тянут, не тянешь и ты: один темп, одно дыхание, один груз ответственности за жизнь каждого, и полная скоординированость действий. Среди снежных склонов и ледяных полей ты доверяешь свою жизнь человеку, идущему рядом, получая взамен такое же доверие в ответ. 
Есть некая пропорциональность между атмосферой, психологическим состоянием группы и сложностью пройденного пути. Тепло и взаимопонимание в рядах альпинистов, мудрый подход руководителя помогают одолеть любые препятствия.

Стоп-кадры
Нельзя не вспомнить день рождения одного из участников группы. После прохождения трех перевалов он достал из рюкзака 5-литровую банку консервированных ананасов! Представляете, мы в высокогорье лакомимся ананасами? А каково ему было их тянуть?
Наверное, долго еще грузинские горы будут помнить вечер украинской песни, когда мы, забившись под небольшой навес, перекрикивали раскаты грома и шум дождя. 
А как забыть солярий на почти 4-километровой высоте? Вокруг ослепительно-белый снег, на небе палящее солнце, и мы, подобно курам-гриль, крутимся вокруг своей оси, чтобы не сгореть за считанные минуты. 
И еще долгое время перед глазами стояли гирлянды из наших носков, которые постоянно украшали периметр наших стоянок не ради эстетики, а что бы хоть немного подсохнуть.
Не забыть, как в преддверии запланированной днёвки вся группа уверяла руководителя в том, что отдыха не надо. И как следующим утром никто не хотел вылезать из палатки даже к завтраку, валяясь до обеда без задних ног и прославляя мудрость руководителя, который остался тверд в своем решении. 
Вспоминаются бутылка коньяка, распитая у подножья Казбека, трубка, которую раскуривали по кругу, переправы через бурные полноводные потоки Терека и Суатиси, штурм неприступной вершины Майли-хох, опасный Джимарайский перевал.

Лестница на небеса
К подножью мы подошли со стороны Майли-хох, с вершины которой хорошо просматривался Казбек. И мы предварительно изучали его, пытались запомнить и не упустить ни единой детали. Акклиматизация уже была достаточной, а до вершины оставалось набрать немногим больше 400 метров. Спешить не нужно, и мы наслаждаемся каждым моментом на высоте. В отличие от традиционных восхождений, раннего подъема не было, ведь мы шли с северной стороны, и солнце до обеда не могло стать нам помехой. Залитая солнцем белоснежная вершина близка и доброжелательна к нам. Казбек очень похож на Эльбрус: те же две вершины, так же главный путь ведет к перемычке, только вот ощущения другие, величие вершины не угнетает, а, наоборот, приближает к себе и возвышает.
Физическая усталость и нехватка воздуха чувствовались в меру. И эта умеренная изможденность давала возможность сполна проникнуться каждым шагом, ведущим к вершине. Никакой борьбы с собой - только то, чего действительно хочешь. Вот и вершина. Восторг и счастье, как лучи такого близкого солнца!
 «Вон отблескивают крыши домов Владикавказа!» - восклицают самые наблюдательные. С другой стороны отчетливо был виден грандиозный, масштабный Эльбрус. Открылась и вся панорама главного Кавказского хребта. Хорошо были видны пройденные нами Кельтское плато, долина Суатиси, склоны Майли. Писать о человеческом среди этой нерушимой вечности бессмысленно. Люди здесь кажутся ничтожными, и мы не стали исключением. 
Внизу мы наивно полагали, что среди вечных снегов и ледников нас ждёт величественный Казбек. «Это самоуверенность, Казбек нас не ждал. Он просто есть. Это мы ждали и искали встречи с ним. - вспомнилась прочитанная в одном из отчетов фраза. И на вершине мы даже не поняли, а ощутили эту истину.

Отсюда - только вниз
Бесконечная дорога вниз, сначала до приюта – старой обсерватории, а оттуда до Казбеги. Путь обратно, обремененный тяжестью расставания, был невероятно труден, мы шли, плелись, а ближе к концу позли до места отбытия. Еще вчера под ногами был снег и мы кутались в пуховики, сегодня вокруг зелень, жара, и снаряжение упрятано поглубже в рюкзак. Снова приятные встречи с местными, угощения, но только уже с горечью грусти, ведь мы покидаем этот край.
Последние три дня, оставшиеся до отлета, мы провели на море, лечили ушибы и мозоли морской водой Кабулетти и Батуми. Но каменные пляжи, спокойствие и умиротворение тешили нас не долго. Вдоволь отдохнув, мы захотели обратно, на горный массив Казбеги - туда, где осталась частица души.
Автор: Анастасия Скрипченко 

Разместил: prox Просмотров: 1 848
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/