Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
  • 0

ГИМАЛАЙСКИЙ СПАСАТЕЛЬ


Идея поездки в Индию для меня казалась настолько эфемерной, что я даже не воспринимал её всерьёз. И когда мой друг Славик Копчинский, уже побывавший в этой стране и привёзший оттуда массу впечатлений, сообщил о том, что есть вакансия на должность координатора.

Условия были довольно серьёзные: свободное владение английским, опыт работы с УКВ-радиостанцией и GPS, знание компьютера и навигационных программ, умение оказать первую медицинскую помощь, опыт спасательных работ, хорошая дикция. Я был уверен: где-где, но в Москве таких людей – завались, только свистни. Тем не менее, мой друг уговорил меня отправить заявку. И вот, буквально на следующий день, мы получаем ответ, в котором говорится, что моя кандидатура утверждена, и никого другого организаторы искать не будут. Моему удивлению не было предела. Но отступать было уже некуда.

9 октября

Первые впечатления

Ещё на трапе, вдохнув насыщенный разными запахами воздух Дели, я подумал: «Мне нужно вернуться отсюда живым!». Меня предупреждали о том, что на планете под названием Индия существуют условия, не совсем благоприятные для представителей нашей цивилизации. Поэтому все мои карманы были набиты влажными гигиеническими салфетками на спиртовой основе, а в рюкзаке лежала аптечка с набором лекарств на все случаи жизни и смерти (кстати, эту аптечку я привёз обратно в девственном состоянии, так ни разу и не воспользовавшись её содержимым). Как-то в одной из газет я прочитал о самых грязных деньгах. Так вот, среди самых-самых там значились индийские рупии, на которых учёные обнаружили целый букет всяческих бактерий вплоть до чумы, холеры, сифилиса и проказы. Тем не менее, доллары надо было менять. Что мы и сделали после весьма условного прохождения таможни: меня вообще не проверяли, а Димку Масленникова (одного из организаторов, с которым я летел из Москвы) заставили пропустить через «телевизор» огромный рюкзак с парапланом.

На улице поджидал целый дивизион такси. Дима попросил водителя отвезти нас в какой-нибудь отель, скоротать остаток ночи, но чтоб в этом отеле была вода, кондиционер и не было москитов.

Первый отель, к которому мы подъехали, поверг меня в лёгкий шок. Он находился на улице, напоминающей развалины Бейрута после бомбёжки: повсюду лежали кучи мусора и бегали бродячие собаки. Рядом со ступеньками отеля, прямо на земле, покоились два тела, одетые в жуткие лохмотья. Одно из этих тел шевельнулось, и я с облегчением понял, что это не трупы. Однако выходить из такси как-то не хотелось... Вторая попытка поиска ночлега оказалась более удачной, и, разгрузив такси от своих рюкзаков (как они туда поместились, до сих пор не пойму), мы оказались в довольно приличной комнатке с вентилятором и душем. Утром мы заплатили за это удовольствие 1100 рупий, что в переводе на японские йены равно примерно ста двадцати гривнам. Хорошо, что у нас с собой была питьевая вода, которую Дима предусмотрительно купил в магазинчике, и мы попили чаю с печеньем. Пользоваться водой из кранов для приготовления пищи категорически нельзя – европейский организм сразу же может «сыграть в ящик», так и не насладившись достопримечательностями древней цивилизации.

На следующий день нам предстояла дипломатическая миссия по улаживанию конфликта между местным аэроклубом, заявившим свой протест в ФАИ (международная федерация авиаспорта) по поводу проведения нашего чемпионата, и туристической фирмой «Химачал туризм», финансирующей наш чемпионат. Переговоры эти, к сожалению, ни к чему не привели, и мы отправились на поиски какого-нибудь заведения, где можно было бы пообедать, не отравившись мгновенно, а хотя бы помучившись до вечера. Таким заведением оказался «Макдональдс», в котором, кроме вывески, ничего американского не было. Но зато было довольно чисто. Еда (другого названия я подобрать пока не могу) по вкусу могла быть определена как смесь красного перца с чёрным, заправленная горчицей и сдобренная уксусом. Плюс в ней были примеси каких-то специй, в средней полосе России не произрастающих.

В начале седьмого вечера выехали из Дели в Бир на автобусе. Багаж мы разместили на крыше, крепко привязав его верёвкой. В принципе, на крыше подобного автобуса едут и пассажиры, не уместившиеся внутри. В экипаж автобуса помимо двух водителей входит кондуктор, который постоянно свистит в милицейский свисток, причём по любому поводу.

Над дорогами в Индии постоянно висит смог. С непривычки начинаешь задыхаться от удушливых запахов, даже если едешь с приличной скоростью по федеральной трассе. К счастью, это испытание заканчивается, как только вы въезжаете в предгорья Гималаев. В горах воздух чистый. Зато начинается другое испытание, особенно для людей со слабым вестибулярным аппаратом. Вы когда-нибудь поднимались по серпантину от Ялты на Ай-Петри? Это то же самое, только шесть часов подряд. А так как водитель в дороге не останавливается, даже когда у него лопается колесо, для удобства пассажиров стёкла в автобусных окнах отсутствуют. В общем, «шоу маст гоу он!», как говорил в таких случаях Фредди Меркьюри.

Последние пару километров до Тибетской колонии, в которой будет происходить основное событие, мы проехали на такси, а наш безумный автобус помчался дальше, рыча и громыхая.

 

10 октября

Тибетская колония

Часов в семь утра мы определились с жильём и решили как следует выспаться после ночной гонки. Мне досталось просто превосходное во всех отношениях место – третий этаж аккуратного домика, принадлежащего тибетской семье. Маленький дворик украшен цветами и плодоносящими апельсиновыми деревьями. С верхней площадки открывается великолепный вид на долину, окружённую со всех сторон горами: с севера – высокими и местами покрытыми снегом, с юга – более низкими и пологими. В центре этой долины и находится городок Бир, который является чуть ли не столицей тибетской колонии. В одном только этом городке функционирует четыре монастыря, чьи пагоды видны из любой точки посёлка.

Особенностью данного места является то, что здесь сосуществуют две разные культуры: с одной стороны – это представители индуизма, с другой – буддисты, выходцы из Тибета, чей правитель, Далай-Лама, до сих пор находится в изгнании и живёт неподалёку – в городе Дарамсала, в семидесяти пяти километрах к западу от Бира.

Когда я вошёл в своё новое жильё, уже взошло солнце, и, несмотря на усталость, я не мог устоять перед очарованием восхитительного вида туманных горных хребтов, уходящих за горизонт, достал из рюкзака видеокамеру и отснял первые кадры своей гималайской эпопеи.

Разложив вещи и включив радиостанцию на частоте 144.500 МГц, собираюсь немного поспать. Сегодня график облегчённый по случаю приезда.

Далеко после обеда рация ожила – Дима вышел на связь. Он поселился на той же улице, что и я, но чуть ниже. Остаток дня мы посвятили знакомству с местными организаторами, среди которых главным был, безусловно, Суреш – индус лет тридцати пяти, весёлый, обходительный, с хорошим английским, способный сделать всё или почти всё в своём ареале обитания. Через него мы достали всё необходимое оборудование, договорились о бронировании мест в отелях и «гест-хаусах», наняли пять джипов для спас-работ. Суреш предоставил нам своё кафе под офис и договорился с тибетцами об аренде их бильярд-клуба для разбора полётов после соревнований. Рассказывали, что однажды группа парапланеристов десантировалась на стадион в Дарамсале, когда там же приземлился вертолёт с Далай-Ламой. Охрана Далай-Ламы арестовала легкомысленных пилотов, компостером пробила им загранпаспорта прямо через фотографии и посадила в тюрьму. Так вот, именно Суреш смог договориться об освобождении незадачливых искателей приключений. Собственно, и моя работа в качестве координатора подбора и спасения во многом удалась благодаря активному участию этого обаятельного и скромного индуса.

Вечером в кафе мы встретились со знакомыми парапланеристами, которые путешествовали по Индии, время от времени переезжая из одного места в другое и летая над потрясающе красивыми горами и ущельями, а заодно посещая знаменитые места этой удивительной страны, такие, как Тадж-Махал и пр.

Перед сном я выяснил отношения с огромным тарантулом, поселившимся в умывальной комнате, а заодно проверил и спальню на предмет незваных гостей. Поскольку постельное бельё в Индии считается колониальным пережитком, я завернулся в спальный мешок и уснул.

 

11 октября

На старт

Утром мы взяли машину и поехали на старт. Дорога – узенький серпантин, который только в этом году заасфальтировали. В некоторых местах от вечности вас отделяют буквально какие-то 15–20 сантиметров, за которыми просто вертикальные обрывы, заканчивающиеся где-то далеко внизу живописными ущельями.

Дорога занимает около получаса, после чего вы оказываетесь на довольно неровной безлесой площадке, откуда стартуют пилоты. Открывается великолепный вид на долину, в которой расположено несколько посёлков и отдельно стоящих монастырей. Отсюда же в хорошую погоду видны соседние долины, находящиеся за более низкими горными хребтами. Это потрясающее зрелище. Вровень со стартом и ниже летают многочисленные орлы, которые воспринимают разноцветные купола как своих сородичей и вместе с ними накручивают спирали, поднимаясь под облака.

На старте – куча народа из разных стран. Есть и наши. Далеко не все собираются участвовать в чемпионате, многие приехали просто полетать (фрифлаеры).

Место для старта ограничено, далеко не у всех достаточно опыта, чтобы стартовать здесь. При мне одна пилотесса тормозила всеми своими тормашками, пока не остановилась на краю обрыва. Благо, всё закончилось хорошо.

Летали недолго, т. к. погода стремительно портилась. Часть пилотов заблудилась в облаках, но обошлось без столкновений. Двое приземлились за пределами Бира, за ними посылали машины.

После обеда я переводил текст декларации, которую должны будут заполнять пилоты-участники соревнований. В этой декларации они подтверждают, что осознают опасность, связанную с полётами на параплане, и снимают всякую ответственность с организаторов чемпионата за несчастные случаи, если таковые произойдут.

Готовясь к поездке, я набрал с собой «мивины» и чаю в пакетах, а также припас парочку банок «сгущёнки», что меня очень здорово выручало в ходе чемпионата. Воспользоваться услугами кафе удавалось далеко не всегда. Я приходил в офис раньше всех, чтобы принять сухпайки для участников соревнований, направить машины в отели за спортсменами, обсудить «стратегию спас-работ» на текущий день со своими индийскими коллегами. Поэтому кипятильник, кружка-термос, а также вовремя купленная питьевая вода – первые предметы, с которыми я общался каждое утро. Они же задействовались мною и вечером, перед отходом ко сну. За время пребывания в Гималаях это сложилось в своеобразную традицию. Каким бы уставшим я ни был, кружка чая перед сном и заполнение дневника, как «Отче наш», исполнялись мной беспрекословно.

 

12 октября

Город-Понедельник

Сегодня Дима дал мне задание: проехать на автобусе до Манди, города, находящегося в 75 км к востоку от Бира. Это самая восточная точка полётов во время чемпионата. В мои обязанности входило записать трек горной дороги на GPS, промаркировав все населённые пункты, встречающиеся на пути, а главное – записать правильные названия этих посёлков в местной транскрипции. Кроме этого я должен буду отмечать все удобные места для посадок. И тут мне повезло – Суреш предложил свои услуги и за умеренную плату лично провёз меня от Бира до Манди и обратно, буквально по буквам диктуя мне названия «сеттльментов».

По дороге нам неоднократно встречались обезьяны и мангусты, а также совершенно наглые «священные» коровы, иной раз развалившиеся посреди дороги и не обращающие никакого внимания на проезжающие мимо автомашины.

Город Манди появился как-то совершенно неожиданно. Он находится на отдельно стоящей невысокой горе, между двумя горными реками, текущими из разных ущелий и соединяющимися за городом в единое русло. Через эти реки перекинуто несколько живописных мостов, один из которых очень напоминает знаменитый лондонский мост с башнями. Сразу возникла мысль, что этот город построили англичане, и, не особенно напрягая мозги, назвали город Понедельником (как Робинзон Крузо назвал своего слугу Пятницей).

Город обрушился на нас какофонией звуков и запахов. Центр – огромный торговый комплекс, представляющий собой что-то вроде стадиона, где вместо трибун – торговые ряды, а посередине – зелёная площадка с пальмами и цветочными газонами. Над этим центром, как скворечники, возвышаются жилые дома, венчающие вершину горы. Есть в Манди и настоящий стадион, на котором мы видели, как индусы играют в бейсбол. На окраине города мне запомнились два замечательных дворца, построенных в традиционном восточном стиле.

Напоследок проехав по «английскому» мосту, мы отправились домой. Нужно отметить, что здесь повсюду идёт «великое индийское строительство». Особенно активно ремонтируют дороги. Из-за этого мы постоянно торчим в пробках.

Начинаю привыкать к левостороннему движению, а также потихоньку втягиваюсь в индо-английский прононс и убеждаюсь, что меня тоже понимают. Даже пытаюсь шутить. Смеются. Не знаю, правда, над чем.

Километрах в семи – восьми от Бира в нашей «керосинке» кончился бензин, и мы минут сорок ждали, пока нам привезут пару литров, чтобы добраться до дома.

Дима высоко оценил мою работу, закачав трек с GPS в компьютер и наглядно увидев проделанный нами путь. Это было впечатляюще: тонкая красная ниточка извивалась на карте, как многокилометровая змея, уворачивающаяся от тыкающего в неё своим копьём Георгия Победоносца.

Несколько слов о местной кухне. В принципе, здесь можно заказать любое блюдо, объяснив предварительно, как его готовить. Так ребята научили индусов и тибетцев готовить обыкновенную яичницу-глазунью, в отличие от омлета, больше похожего на подошву от старого армейского сапога.

Лично я на своём организме испытал всего несколько блюд, остановившись на «маттон момо фрайд» – это что-то среднее между варениками и пельменями, поджаренное на сковородке. Это блюдо может быть изготовлено из козлятины или куриного мяса. Есть также «чикен момо суп» – это варёные пельмени с добавлением всякой индийской растительности, плавающей в бульоне. Однажды я попробовал тибетский «порк» – жареную свинину. Но доесть до конца это произведение у меня не хватило сил, так как, кроме сала и какой-то зелени, там ничего не было. Названия остальных блюд я просто не помню, знаю только, что ребята заказывали особые лепёшки, напичканные сыром и зеленью и хорошенько поджаренные, а также разнообразные салаты с помидорами, луком, капустой и т.д.

Настоящего чая, в нашем понимании, в Индии нет. Во всяком случае, мне он не встречался.

Нам подавали «лемон-ти» – кислый горячий напиток, в который можно добавлять сахар, и «милк-ти» – чай с молоком, который готовится так: в турку заливают молоко, сыплют сахар, добавляют заварки и воды и всё это кипятят на огне.

По ночам здесь очень тихо. Лишь иногда ветер колышет многочисленные свистульки, висящие под крышами тибетских домов, да среди ночи раздаётся приглушённый гонг в каком-нибудь монастыре – сигнал к молитве.

В ясные ночи на небе видны незнакомые созвездия южного полушария, которые я не видел в Крыму. Это скопления звёзд южнее Стрельца и одинокая яркая звезда гораздо южнее Ориона и Большого Пса. Надо будет посмотреть по звёздному атласу, что это за созвездия. По-моему, Фрегат и ещё что-то.

 

13 октября

Сегодня у меня в кармане замкнули аккумуляторы от радиостанции. Ну, не случайно же тринадцатое число. Однако всё обошлось. Все аккумуляторы целы и даже не разрядились, хотя оплётка проводов оплавилась. Рация работает без подзарядки уже второй день, правда, в щадящем режиме.

С утра Дима поручил мне распечатку документов для участников соревнований, а сам уехал летать. Но тут же испортилась погода, пошёл дождь, и мне было не так обидно. Я провозился с распечаткой до часа дня. К этому времени и погода наладилась. Когда я «вышел на свободу», всё небо было «в попугаях». Купола кружили и высоко в горах, и буквально над головой. Я схватил видеокамеру и около часа снимал «это безобразие». Народ почему-то летал не очень долго. Видимо, погода «сдохла», (это исключительно лётное выражение, когда восходящие потоки перестают работать, и пилотам остаётся только идти на посадку), и все, как на конвейере, стали заходить на финишную площадку, находящуюся на расстоянии двухсот метров от моего дома. Так что я снимал этот процесс прямо со своей крыши. Дима разглядел меня с высоты своего полёта и по рации предложил попозировать, немного покружив над пагодами монастыря. Один индус «развесился» на деревьях, не рассчитав свой заход на поляну, но я этот момент, к сожалению, пропустил.

 

14 октября

Дарамсала

Утром проснулся с трудом. Все остальные, кстати, тоже не торопились просыпаться. Дима вышел на связь уже после того, как я позавтракал, попил чаю и даже замочил бельё для стирки.

Собрались, как всегда, в Тибетском кафе, на втором этаже, где я получил очередное задание – промаркировать дорогу от Бира до Дарамсалы.

Утро было пасмурное и прохладное. Я оделся тепло, взял даже куртку. Но в пути выглянуло солнышко, и пришлось раздеваться. Справа и слева от дороги раскрывались чарующие виды: живописные долины, разделённые на рисовые чеки, ступеньками спускающиеся к бурным речкам, горные хребты, волнами поднимающиеся к небесам. Из-за ближних тёмно-зелёных гор выглядывают белоснежные пики пятитысячников, вокруг которых формируются облака, медленно сползающие в долину.

Я разрывался между видеокамерой, GPS и водителем Анилом, у которого выспрашивал названия населённых пунктов. На заднем сиденье примостились знакомые пилоты, решившие воспользоваться шарой – бесплатно прокатиться в Дарамсалу.

Совершенно неожиданно на обочине дороги мы увидели гималайского медведя. Да не одного, а четырёх! Правда, нас от медведей отделял небольшой ров и каменный забор, но дорога проходила выше забора, и поэтому он совершенно не бросался в глаза. Как оказалось, это был зоопарк на окраине Палампура. Но он настолько естественно вписывался в окружающий ландшафт, что мы не сразу поняли, что звери находятся в неволе.

Вскоре показалась и Дарамсала. Город и окрестности – это единый комплекс, состоящий из высокой горы, даже системы гор, объединённых в небольшой хребет, и величественной долины у подножия этого хребта. К северу от Дарамсалы возвышается ещё более высокая горная гряда, из-за которой выглядывают пятитысячники, покрытые снежными шапками. Это как партер, ложи, бельэтаж, балкон и галёрка в театре. Резиденция Далай-Ламы находится почти на вершине горы. Но ничего особенного из себя не представляет. Обыкновенный многоэтажный дом, укрытый со всех сторон буйной растительностью. Многочисленные домики и улочки карабкаются по отвесным склонам горы, прячась среди естественного леса. Вдоль улочек расположены бесчисленные магазинчики, в которых продаётся всякая всячина. Здесь можно выбрать разнообразные ткани с традиционными рисунками, украшения на любой вкус – от обычных бус до дорогих ожерелий, браслетов, колец с драгоценными камнями, изображения Будды, Ганеши, Шивы, Кришны и прочих персонажей буддистского и индуистского эпоса. Торговаться нужно обязательно! Это Восток. Цены завышены вдвое – втрое. Хотя в переводе на наши деньги всё довольно дёшево. Зато потом, устав от схватки с продавцами, можно посидеть в открытом кафе, из которого во все стороны открывается потрясающий вид, и попить чаю или съесть «маттон момо».

Все окрестные горы покрыты отдельно стоящими домиками и целыми селеньицами из пяти – шести зданий. Их соединяют едва различимые козьи тропы. Как народ тут живет?!

Накупив сувениров и подарков, мы отправились домой, в Бир, куда возвратились затемно. Темнеет здесь в шесть, причём сразу. Как в Ялте.

 

15 октября

Соотечественники

Сегодня Дима пролетел 103 км. А я в это время ходил по Биру и окрестностям и искал отели, в которых мы зарезервировали места для спортсменов. Из семи отелей нашёл только пять. Два остались пока «терра инкогнита». Местные жители упорно показывают в противоположные стороны, клянясь мамой, Буддой и Ганешей, что отель именно в той стороне, а не в другой. Намотав несколько километров, я решил положиться на Всевышнего и на Суреша, который предложил нам эти отели. Авось найдём. Взял камеру и пошёл снимать пилотов. День выдался лётный, и народ просто улетался.

К вечеру приехала украинская делегация. Дорога их, конечно, утомила. Они ехали шестнадцать часов через Манди. Тем не менее, ребята продержались до девяти вечера, когда был объявлен общий сбор. Участники соревнований заполняли анкеты, приобретали местные SIM-карточки, настраивали GPS. Самые стойкие остались посмотреть, как сегодня летал Дима Масленников. Через специальную программу он загрузил трек своего полёта в компьютер, который воспроизвёл его полёт в режиме анимации на большом экране. В результате мы увидели весь полёт в трехмерной проекции на фоне местных гор во всех деталях, с набором высоты, снижением, переходом от одной гряды к другой и т. д. На этой программе будет основан и подсчёт очков по итогам каждого лётного дня. То есть, судьи будут своими глазами видеть, кто куда улетел, с какой скоростью и на какое расстояние.

Днём я наблюдал, какую радость доставляют приземляющиеся парапланеристы местной детворе. Не успевает пилот коснуться земли ногами, как его тут же обступает вопящая и смеющаяся толпа пацанов. Многие норовят попасть под опускающийся на траву шуршащий купол. Это для них высшее наслаждение. Любое приземление вызывает массу эмоций. Если же пилот кувыркается при посадке или скользит по траве на подвесной системе – это сопровождается просто гомерическим хохотом. Я убеждаюсь, насколько скудные развлечения у аборигенов. Для них наш чемпионат, пожалуй, значит даже больше, чем Дивали.

Ну, что ж, завтра – 1-й день чемпионата. Пора спать.

Разместил: darina_dnk Просмотров: 1 875
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/