Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
  • 0

ГИМАЛАЙСКИЙ СПАСАТЕЛЬ


Продолжение...

Идея поездки в Индию для меня казалась настолько эфемерной, что я даже не воспринимал её всерьёз.

16.10.06 г.

Сегодня было боевое крещение, которое я, на удивление, выдержал.

Проводив всех пилотов в полёт, я спустился в долину и стал ждать развития событий. К счастью, почти все участники долетели до финиша, за исключением Андрея из Украины и Валерия из Казахстана. Андрей приземлился километрах в двух от финиша и сообщил мне, что ждёт машину на трассе, ведущей в Дарамсалу. Мне показалось, что водитель сможет самостоятельно подобрать нашего пилота, стоит ему лишь объяснить, где его искать. Однако водитель вернулся один, объяснив, что несколько раз проехал по трассе, но так никого и не нашёл. Я ввёл координаты Андрея, переданные мне по телефону, в GPS, и мы уже вместе с водителем отправились на поиски. Оказалось, что пилот действительно поджидает нас на трассе, но не на основной, а на второстепенной, проходящей параллельно, чуть севернее. За Валерой же нам пришлось ехать целый час в одну сторону и два с лишним часа – в другую. Я уже упоминал о «великом индийском строительстве», и именно здесь, на узенькой горной дорожке, без каких бы то ни было вариантов объехать, мы проторчали больше часа, любуясь неторопливой работой индусов, разбрасывающих асфальт, а потом тщательно его утрамбовывающих катком. Кроме Валеры мы подобрали двух фрифлаеров из Англии, с которыми можно было свободно поговорить, не вслушиваясь в своеобразный индийский акцент. Один из них, по-моему, Вилли, в возрасте под шестьдесят, а, может быть, и больше, с удовольствием рассказал, что он живёт на берегу Ла-Манша и частенько летает там вдоль обрывистого берега.

Вернулись мы затемно и сразу – в кафе, а после ужина – в офис, так как приехала основная группа спортсменов, которых надо было переписать, расселить, накормить и т.д., чем мы и занимались оставшееся время суток.

 

17.10.06 г.

Сегодня мне опять-таки пришлось работать одному, так как индийская бригада обещала присоединиться только завтра к вечеру.

Через час после старта, который был в 14.00, посыпались SMS-ки с координатами приземлившихся пилотов. В моём распоряжении было пять джипов. Но я-то один, и у меня только один GPS, при помощи которого я могу искать страждущих пилотов.

Пришлось крутиться, как белка в колесе. Я подобрал пятерых, за двоими отправил водителей, объяснив им, куда ехать, а трое добрались сами, взяв такси.

Когда вечером стали проверять по спискам, сколько пилотов взлетело, а сколько – приземлилось, оказалось, что последних на одного больше. Ну, больше – это не меньше. Оставаться на брифинг у меня уже не оставалось никаких сил, тем более, что свою работу я сделал. Поэтому я «по-английски», не прощаясь, отправился в свой «тибетский монастырь», заварил чаю и, заполнив дневник новыми впечатлениями, улёгся спать.

 

18.10.06 г.

Сегодня было официальное открытие чемпионата “Himalayan Cup-2006”. Но в отличие от европейских церемоний, здесь не было никаких торжественных речей. На отгороженном флагами участке вокруг костра, разувшись, на коврах сидели участники чемпионата, наблюдающие, как не то колдун, не то индусский священник что-то нудно напевает, подбрасывая в костёр какие-то снадобья, кокосовые орехи, из которых получается что-то, очень напоминающее дёготь. Потом этот индус стал мазать этим дёгтем лбы, уши и подбородки пилотов, таким образом, видимо, благословляя их на подвиг «во имя искусства». Потом телевизионщики взяли интервью у директора чемпионата Николая Шорохова и у кого-то из местных чиновников. В финале хозяева чемпионата угостили всех собравшихся индийскими сластями и чаем.

После короткого брифинга, на котором пилотам была поставлена задача на текущий день, начались полёты. Поднявшись на верхний старт, расположенный в двухстах метрах от нижнего, я успел снять на камеру старт нашего земляка Дмитрия, который сегодня улетел в сторону Манди, но до самого города не долетел, приземлившись в двадцати метрах от автобусной остановки. За 40 рупий на крыше автобуса, в обнимку с любимым парапланом, Дмитрий проделал незабываемую поездку по горной трассе, любуясь потрясающими видами окружающей природы, можно сказать, из первого ряда партера. Правда, при этом он отбил свой тощий зад о металлические решётки, приваренные к крыше автобуса.

Однако большинство пилотов в этот день так и не полетало. С гор стремительно надвигалось грозовое облако, в связи с чем соревнования в этот день отменили.

Начало вечера мы провели в гестхаусе “Sangrai”, где остановилась украинская делегация. Надо было снять дневной стресс. Что мы и сделали при помощи «Виски», продающегося в одном из местных магазинов исключительно иностранцам, мол, пусть травятся.

В разгар снятия стресса мы получили по рации приглашение от российской делегации откушать индийского рому. Это «изделие» рассчитано на бывалых морских волков, пьющих из «люминевой кружки» в девятибалльный шторм.

Однако дарёному рому в градусник не смотрят. И мы откликнулись на предложение, не оставив стрессу ни единого шанса.

 

19.10.06 г.

Сегодня произошёл качественный скачок в процессе подбора и спасения.

Мы, наконец-то, нашли общий язык с индийскими коллегами, и я стал координатором этого процесса в полном смысле этого слова. Выбрав позицию на вершине горы, откуда, во-первых, было хорошо видно во все стороны на расстояние свыше десяти километров, а во-вторых, была уверенная радиосвязь, я принимал сообщения от наших пилотов по рации и мобильному телефону и ретранслировал их водителям, находившимся внизу. Либо я сообщал им названия населённых пунктов, около которых их поджидали парапланеристы, либо указывал направления и расстояния до мест посадок, предварительно определив эти параметры по GPS.

Погода весь день была неважная, хотя кое-кому из пилотов такая обстановка нравится – есть с чем бороться. Ну, экстремалы, что с них возьмёшь? Тем не менее, задачу участникам поставили попроще, ибо надвигалась гроза, разразившаяся к вечеру.

 

20.10.06 г.

Сегодня погоды не было. Всю ночь бушевавший ветер напрочь снёс кафе Суреша. Как строят индусы, мы убедились несколько дней назад, когда крыша над кухней чуть не убила ничего не подозревавшего повара. Мы услышали страшный грохот и вопль отчаяния. Подбежав к источнику крика, мы увидели, как повар из последних сил удерживает ветхий настил на своих хилых плечах, аки Атлант, что-то очень выразительно выкрикивая на хинди. Навалившись разом, мы спасли душу индуса, несколько отсрочив её реинкарнацию.

Вчера в нашей компании как-то неожиданно возникло пожелание приготовить что-нибудь родное, отечественное, и я легкомысленно похвастался умением варить борщ. Что тут началось!

Короче, сегодня я варил борщ. Собственно, я только руководил процессом, поскольку народ с таким энтузиазмом бросился помогать, что мне оставалось только помешивать содержимое кастрюли и снимать пробу. По окрестностям стал распространяться запах моей особой зажарки...

Практически все участники трапезы попросили добавки, причём Валера из Казахстана достал припрятанную на всякий случай бутылочку отечественной водки, что является здесь «эксклюзивным товаром». Одним словом, вечер удался! Разгорячённые борщом, под водочку, мы по очереди стали пытаться что-нибудь сыграть на этих экзотических инструментах. Чуть животы не надорвали от хохота. Мы не подозревали, что завтра нам будет не до смеха.

 

21.10.06 г.

Сегодня у индусов Дивали. Тибетцы этот праздник не жалуют. У них свой Новый год, который, по-моему, совпадает с европейским. Индусы же отмечают это мероприятие без особого изыска: такая же пальба с утра до вечера, такие же гирлянды на улицах и музыкальные передачи по телевизору. Но все трезвые.

Мы же отметили этот праздник по-своему: ещё с утра у меня было предчувствие, что слишком уж гладко всё идёт. Не к добру это. И действительно, утро началось с того, что у одного из российских пилотов ночью начались проблемы, похожие на отравление, ну, сами понимаете, какие… А у него днём автобус в Дели, на самолёт. Я консультировал беднягу на предмет промывания желудка и приёма соответствующих лекарств, одновременно пытаясь вызвать местного врача по телефону. В конце концов врач появился, и пилот был передан из рук в руки с просьбой сделать всё возможное до отхода автобуса в Дели. Сказав ему на прощание сакраментальное: «Крепись, дружище!», мы отправились на старт.

На горе продолжалась стрельба и запуск ракет, в котором принял участие даже мэтр Николай Шорохов. Видимо, по случаю праздника задание сегодня было сравнительно несложным, и я надеялся, что всё закончится часам к четырём. Но тут народ начал падать и ломать себе руки, ноги и другие части тела. Не успел я принять сигнал от одного поломавшегося, как тут же пришло сообщение от другого. Самое невероятное, что оба пилота живут в одном и том же отеле, в соседних комнатах. Они что, сговорились? Это были Владик Алентьев и Володя Зайцев. Влад на посадке чуть-чуть не рассчитал траекторию и угодил пяткой в каменный бордюр, разделяющий рисовые чеки. В результате, как потом мы увидели на рентгеновском снимке, трещина в пятке. И оставшееся до отъезда время – гипс и костыли. Но Вадик не унывал и даже ездил вместе со всеми на старт, поддерживая друзей-пилотов своим мужественным видом.

Гораздо сложнее получилось с Володей Зайцевым. Дело в том, что у индусов весь ареал обитания покрыт электрическими проводами, висящими в такой замысловатой конфигурации, что разобраться, какой провод куда идёт, не смог бы даже электрик Вася «после литры выпитой». Володя, потеряв высоту, выбрал место для посадки и стал заходить по глиссаде. И только в последний момент, когда высоты для манёвра уже не оставалось, он заметил, что над рисовым чеком натянуты провода. Резко работая клевантами, Володя «сорвал» купол и со всего маху ударился о скалу, находившуюся поблизости. Протектор подвески, защищающий спину пилота, как мог, самортизировал, но этого оказалось недостаточно. В результате – трещина в тазовой кости, удар спины и, как позже выяснилось в делийском госпитале, повреждение одного из поясничных позвонков.

Ещё один «герой дня» – фрифлаер из украинской делегации, который пострадал из-за своей чистоплотности: он благополучно долетел до Дарамсалы и решил приземлиться на стадионе, как, собственно, все и делали. Но в результате двухдневного дождя поле на стадионе превратилось в подобие болота. Не желая пачкать купол, пилот стал прижиматься к зрительским скамейкам, пока не зацепился за одну из них куполом. Падая, он сломал руку.

 

22.10.06 г.

Неожиданно выяснилось, что сегодня воскресенье. Я-то давно потерял счёт дням недели. Но индусы напомнили стрельбой и взрывами, что продолжается Дивали. А стало быть, пой, пляши и веселись.

Моё «веселье» началось с визита к моему подопечному Володе, который провёл довольно спокойную ночь, поскольку все болевые ощущения у него связаны с движением. В неподвижном же состоянии он боли не испытывает.

Я помог ему зарядить мобильный телефон и рацию, чтобы пациент постоянно был на связи, поднапряг хозяйку отеля на предмет кипятка для каши быстрого приготовления, которой Володю ещё вчера снабдили наши спортсмены, выслушал просьбы и пожелания, хотя в этом смысле Зайцев держится молодцом – ничего лишнего, никаких жалоб и заламывания рук. Знал, на что шёл. В общем, сделав всё возможное в наших условиях, я отправился в офис, откуда джипы, по мере загрузки спортсменами, отправлялись к старту.

Погода снова внесла свои коррективы в наши планы: с гор спустились густые облака, пошёл дождь, и соревнования опять отменили. Несколько смельчаков стартовали в облаках, чтобы не спускаться вниз на машине (за дополнительную плату). Полёт их был простым, как плевок: сверху вниз по наклонной траектории. Мы же, вымокшие и продрогшие, съехали вниз на закреплённых за нами джипах. Оставшееся время суток решили не тратить зря и отправились в отдалённо стоящий монастырь, затерянный среди лесов и гор.

Единственная узкая извилистая дорожка, местами пересекающая небольшие горные речки без мостов, привела нас к творению рук человеческих, от необычности и красоты которого захватывает дух. Здесь впервые я увидел не только монахов, но и монашек. В отличие от мужчин, имеющих хоть какую-то причёску, женщины-монашки абсолютно лысые. Представляете, насколько это экономно? Никаких тебе плоек, расчёсок, красок, шампуней, фенов и другой цивилизованной ерунды. Из одежды – длинный кусок материи, в который они закутываются с головы до пят. И всё.

Сразу бросаются в глаза повсеместные таблички на английском языке, смысл которых заключается в простой просьбе, мол, граждане туристы, не писайте, где попало. Для этого есть туалеты.

Вся территория монастыря украшена бесчисленным количеством флагов, напоминающих изорванные паруса пиратского фрегата.

Последнее, что мы посетили, это местная лавка, в которой можно приобрести всё необходимое монаху – от чёток до одежды.

 

23.10.06 г.

После короткого брифинга с постановкой задач на лётный день, я, как всегда, собрал подписи со всех пилотов, участников соревнований, чтобы вечером сравнить список приземлившихся со списком взлетевших. Ещё в начале чемпионата я записал в память «мобильника» телефонные номера всех спортсменов, их имена и стартовые номера. И вечером методично обзванивал каждого из них, убеждаясь в их наличии на территории Бира. Кроме того, получая SMS-ки с места приземления, я автоматически знал, какой пилот мне прислал это сообщение, и отмечал его номер в списке. Часть пилотов не имела местных телефонных номеров. С ними я общался по рации. И вечером в эфире звучало: «Господа пилоты, кто знает о судьбе номера шестьдесят первого, пожалуйста, сообщите мне». Тут же я получал ответ либо от самого «шестьдесят первого», либо от его друзей, точно знающих, где он находится в данный момент. Кое-кто из пилотов-разгильдяев (были и такие) после приземления не удосуживался осведомить меня об этом счастливом факте. Приходилось какое-то время быть в напряжении, готовым отправить машину на поиски охламона, пока кто-то не сообщал, что номер такой-то дрыхнет в своём отеле.

Индийские коллеги настолько втянулись в процесс подбора и спасения, что мне остаётся только сообщать им местонахождение того или иного пилота, и они сами его находят и привозят в Бир. Сегодня я подобрал только одного спортсмена, так как место его нахождения можно было определить только по координатам. Никаких селений поблизости от него не было.

После проверки списков улетевших-прилетевших я навестил Володю Зайцева, принёс ему из кафе специально заказанный куриный супчик, заодно пригласив одну из пилотесс проведать пострадавшего. Она так активно интересовалась состоянием больного, что я не мог отказать ей в этом удовольствии. Имя пилотессы – Аделаида. Нужно ли что-нибудь добавлять?

Пока Аделаида кормила с ложечки нашего больного, я поспешил к крымчанам, поскольку сегодня Дима Стеценко отмечал свой день рождения. Это вообще фантастика – отмечать день рождения в Гималаях! Вместе с друзьями, с которыми летаешь в Крыму! Возможно ли было это представить даже пару месяцев назад? Димка был абсолютно счастлив и абсолютно пьян, что бывает с ним крайне редко.

Завтра закрытие соревнований. Дай бог, чтобы всё было хорошо!

 

24.10.06 г.

Утро началось в 5.00 с телефонного звонка. Звонил брат Суреша – Нареш.

Такой же обаятельный парень, как и Суреш, но немного старше. Он сообщил, что машина за Зайцевым пришла. Так как мои хозяева спали, а ворота были закрыты на замок, мне пришлось перелазить через забор. Я думаю, это была комичная картина. Слава богу, никто этого не видел.

День был хлопотный. После того, как все наши спортсмены стартовали, неожиданно раздался женский визг. Оглянувшись, я увидел, как на деревьях покачивается голубой купол. Внутри что-то ёкнуло. Подумалось – неужели опять? Только одного отправили – и на тебе – другой! Оказалось, что, во-первых, это не компетитор, а какой-то буржуй-фрифлаер, и, во-вторых, там всё обошлось шишкой на лбу. Даже купол не порвал. Видимо, его сложило, и он рухнул на густо растущие деревья, причём сам он повис на одном дереве, а его купол – на другом. Индусы дружно бросились его снимать, а я в шутку спросил у Суреша, будет ли этот летун платить за поломанные деревья? Суреш шутку понял и улыбнулся.

Пока мы ехали на старт, я попросил Суреша научить меня какой-нибудь фразе на хинди, чтобы отбиваться от местных пацанов, пристающих к иностранцам и выкрикивающих что-то, что вызывает дружный смех у окружающих. Фраза, которую я выучил, звучит так: «Мэа хинди бальтаху бот ача», что в переводе означает: «Я говорю на хинди очень хорошо». Жаль, что я не выучил эти слова раньше. Все индусы, услышав из моих уст данную сентенцию, расплывались в улыбке и принимали меня как родного. А один молодой парнишка как-то даже подошёл и извинился за бестактность своих друзей.

Народ сегодня улетел очень далеко, чуть ли не до Дарамсалы, и его до позднего вечера собирали наши индийские коллеги. Несколько пилотов долго не могли найти друг друга в Палампуре, договорившись встретиться на автовокзале и не подозревая, что их там два в разных концах города. Несколько спортсменов, среди которых был и Славик, взяли такси и половину пути проехали своим ходом, пока их не подобрали наши джипы. Последних пилотов привезли в Бир около 20.00. Но обошлось без эксцессов. Правда, дядя Володя подкачал (есть и такой персонаж). Он один из немногих приземлился на финише, но, будучи в возрасте (я думаю, около шестидесяти), «зашпортався» при приземлении, споткнулся и наделся щекой на сучок, торчащий из соседнего куста. В эфире раздался его растерянный голос, просящий медицинской помощи. Я тут же ретранслировал эту просьбу нашим службам. Откровенно скучающие санитары с носилками, капельницами и шприцами наизготовку кинулись на спасение пилота. Дядю Вову скрутили, уложили в машину и отвезли в госпиталь, где при помощи хирургических инструментов извлекли из дядивовиной щеки палку сантиметров в двадцать и наложили два шва.

На фоне дяди Вовы рёбра Юры Мишанина остались совершенно не замечены. А он тоже, оказывается, жёстко приземлился, ударившись боком о какой-то выступ. На следующий день Юра даже сделал рентгеновский снимок в каком-то отдельно стоящем сарае, громко названном «X-Ray laboratory». Но доктора на снимке ничего не обнаружили.

 

25.10.06 г.

И вот, наконец, финальный день чемпионата. Все результаты уже подсчитаны, места распределены, призы приготовлены для торжественного вручения вечером на официальном закрытии.

Но ещё есть время, и объявляется соревнование на личный рекорд дальности полёта с условием возвращения на финиш до начала официального закрытия. «Стартовое окно» (строго определённое время (час–полтора), когда фрифлаерам стартовать запрещено, дабы не мешали компетиторам – основным участникам) уже не объявляется – все стартуют в свободном режиме. На верхнем старте один из пилотов стартует неудачно, и я спешу к нему на помощь, не очень внимательно смотря под ноги. Гималаи – они на то и Гималаи, что под ноги нужно смотреть всегда. Наступаю на большой камень, который неожиданно выворачивается из земли, и я вместе с этим валуном скатываюсь метра на три вниз по склону. Сгоряча не обращаю внимания на испачканные и даже порванные брюки и продолжаю свой путь к пилоту, вокруг которого уже суетятся индусы. Но понемногу начинаю прихрамывать. Это замечают индийские медбратья и дружно кидаются меня осматривать. Ступня предательски опухает, что безумно радует медиков, и они вместо пилота, с которым всё в порядке, укладывают на носилки меня и вприпрыжку несут к машине, о чём-то весело чирикая. Я пытаюсь объяснить, что нахожусь на службе, хотя они и сами прекрасно знают – не один день работаем вместе. Но главный медбрат, индус маленького роста, в очках, с плохо скрываемой радостью сообщает мне, что, по его разумению, у меня «фрекча», то бишь перелом, и нужно немедленно «мейк эксрей» – сделать рентгеновский снимок.

Результаты рентгеновских снимков оказались обнадёживающими: у меня, скорее всего, обычное растяжение. Перебинтовав ногу эластичным бинтом с большим количеством ваты, я еду на финиш, где будет проходить торжественное закрытие.

Первым на подиум, как и положено, пригласили «вдохновителя наших побед» Николая Шорохова. Он был допущен к телу и обласкан вниманием главы администрации штата, долго и вкрадчиво что-то ему говорившего на ухо под громкое одобрение собравшихся.

Второй, к моему необычайному изумлению, была названа моя фамилия, которую я с первого раза даже не понял в индусской транскрипции. Тем более, что для них важным является первое имя, а не второе, то есть громко прозвучало «Константин», и где-то было зажёвано и проглочено «Фролов». Но поскольку ребята тут же стали меня выталкивать на сцену, пришлось идти. На подиум забираться мне было не совсем удобно, нога всё-таки давала о себе знать, и я поднялся только на нижнюю ступеньку. Вождь приобнял меня за плечи, и глядя сверху вниз повлажневшими глазами, произнёс что-то сакраментальное, вроде: «Твоё имя, герой, мы высечем на самой высокой скале нашего штата!»...

Индусы что-то говорили на прощанье. Приглашали приехать снова. Но это вряд ли.

Я подарил Сурешу сборник своих стихов. Не столько для того, чтобы он их читал, а скорее для того, чтобы оставить здесь маленькую частицу своей души.

 

26.10.06 г.

И вот, наконец, аэропорт! Регистрация уже идёт полным ходом. Напоследок судорожно пытаюсь найти что-нибудь, чтобы потратить последние пятьсот рупий, но не нахожу – цены астрономические. Быстро пройдя все формальности, наша команда устремляется в самолёт. О чудо – стюардессы говорят по-русски! Какое счастье! Штирлиц может расслабиться...

Разместил: darina_dnk Просмотров: 1 279
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/