Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
» » МЕЧТАЯ О МАЧУ, МЕЧТАЯ О ПИКЧУ
  • 0

МЕЧТАЯ О МАЧУ, МЕЧТАЯ О ПИКЧУ

 


Мачччууу-Пикчччууу – смакуя это слово, мы настраивались на затерянный в Андах знаменитый город инков. Место, которое сами перуанцы называют новым чудом света. Что же привело нас сюда? Несколько лет назад в Перу, на Мачу-Пикчу, побывал один мой знакомый.

Свидание с Мачу-Пикчу невозможно представить и осуществить без посещения бывшей столицы инков, одного из самых высокогорных городов мира – Куско. Он находится в Андах, на высоте 3 400 метров над уровнем моря, в 1 100 км на юго-восток от нынешней перуанской столицы Лимы. По преданию, Куско был основан двумя первыми инками – Манко Капак и его сестрой-женой Мама Оккльо. Появились эти два главных персонажа истории инков из недр озера Титикака на знаменитом острове Солнца. Бог солнца Инти вручил им золотой посох и поручил найти на Земле место, где можно основать главный город Мира. Манко Капак и Мама Оккльо отправились в долгое путешествие. В одной красивой плодородной долине в Андах посох вошёл в землю, указав тем самым место, где и был основан Куско. В этом городе Манко Капак научил мужчин возделывать землю, а Мама Оккльо показала женщинам, как ткать. Точная дата основания города неизвестна, однако историки точно знают, что Куско стал столицей величайшей империи инков, империи Тауантинсуйу – «четырёх сторон света», империи, общей площадью в 2 миллиона квадратных километров и населением в 15 миллионов человек.

Инки любили горы. Если посмотреть на карте, то империя инков внешне напоминала крест. Удлинённая центральная часть этого креста проходила по горным территориям современных Перу, Эквадора и Чили, короткие же части упирались в пустынное побережье Тихого океана с одной стороны и в жаркие, тропические джунгли современных Колумбии и Боливии с другой. Это были две преграды, остановившие продвижение инков на запад и восток. С океаном всё понятно, а вот джунгли оказались не по зубам воинственным инкам потому, что их населяли свирепые и жестокие племена индейцев-каннибалов (вот, кстати, почему ничего не известно о судьбах множества христианских миссионеров, отправлявшихся регулярно в южноамериканские джунгли и бесследно там исчезавших).

Куско находился в самом центре этого креста, от него уходила в разные стороны целая сеть великолепных дорог шириной чуть больше 9 м и протяжённостью более 5 000 км. При этом инки не знали колеса и письменности. В Куско при инках было огромное множество красивейших памятников, дворцов, украшенных серебром и золотом. Испанцы, покорившие в 1532–1534 годах империю инков, были поражены красотой Куско. Такого количества изящной архитектуры и золотого великолепия они не встречали нигде. Правда, повосхищавшись этим изяществом и великолепием, они почти все изделия из золота и серебра переплавили в слитки и отправили в родную, просвещённую Испанию. Дворцы правителей инков и их храмы были почти полностью разграблены, остался лишь крепкий фундамент. Почти всё, что свидетельствовало о былом величии инков, было уничтожено или разобрано, чтобы стать частью зданий, построенных испанцами в своей колонии. Сейчас современный Куско – это памятник архитектуры колониального периода, однако, если присмотреться, то вы повсюду увидите следы тех, кто основал этот красивейший город. Камни неправильной формы, подогнанные друг к другу с изумительной точностью без всякого раствора, до сих пор держат на своих плечах большие и немного мрачноватые храмы испанской католической церкви.

Именно таким и предстал пред нами этот город красных черепичных крыш, место, откуда мы собирались посетить так и не обнаруженный испанцами, но найденный в 1911 году американским археологом Хайрамом Бингемом город избранных, город королей инков – Мачу-Пикчу. Высадившись на автобусном терминале, мы, первым делом, должны были решить для себя вопрос проживания. Пока я забирал из багажного отделения наши большие пыльные рюкзаки, мою жену отловила местный туристический агент и показала ей фотографии небольшого отельчика прямо на Плаза де Армас – центральной площади города. Цена нас устроила, доставка на такси до гостиницы – за счёт самого агента. Надо заметить, что центральная площадь носит название Плаза де Армас в большинстве городов Перу. Примерно как в наших городах советской эпохи – площадь Ленина. Поэтому, приехав в Лиму, или Наска, или Куско, или ещё куда-нибудь в Перу, вы можете смело сказать таксисту название этой площади, и он отвезёт вас в самый центр города, туда, где располагается большинство отелей, ресторанов, туристических контор, сувенирных лавок.

Приехав и посмотрев предложенные апартаменты, мы выразили агенту неудовольствие отсутствием окон в комнатах, и вообще нам не очень там понравилось. Тогда, почесав затылок и смешно хрюкнув от неудовольствия, наша агент потащила нас на одну из примыкавших к площади узких улочек, где располагалась симпатичная гостиница за те же деньги.

Приведя себя в порядок, мы отправились на поиски хорошего ресторана. На площади нас сразу же атаковала толпа, состоящая из продавцов всякой всячины, чистильщиков обуви, агентов гостиниц и ресторанов. Через несколько минут я, устав говорить каждую секунду слово «НЕТ», стал рычать и делать страшные глаза, когда очередной «предлагальщик» бросался нам под ноги. Это немного их остановило, и в дальнейшем рычание и бормотание сквозь зубы на неизвестном в тех краях русском языке слегка отбивало желание торговцев приближаться к нам. Цены в некоторых ресторанах и магазинах приближались к общеевропейским. Сказывается огромный поток туристов, прибывающих в Куско со всего мира.

Наконец, погуляв по узким улочкам бывшей столицы инков, мы нашли небольшой симпатичный ресторанчик, где решили отведать знаменитое перуанское блюдо – «куй».

Куй – это не ругательство, это морская свинка. Довольно вкусная, если хорошо приготовлена. У инков куй считался священным животным, с его помощью они проводили диагностику заболеваний, кушали его и всячески этому радовались. А вот кую вряд ли нравилось быть священным. На то, что этот зверёк оставил свой след в перуанской истории, указывает такой факт: в одном из главных католических храмов страны на огромной многометровой фреске с известным библейским сюжетом «Тайная вечеря» на столе изображено блюдо с куем. Поэтому мы просто не могли не попробовать национальное инкско-перуанское блюдо. Куй готовится и подаётся с головой, хвостом и когтями на скрюченных лапках. Нам повезло – в этом ресторане приносили блюдо без когтей и зубов.

Заказав одно блюдо на двоих (потому как куй довольно большой, и готовят его целиком), мы через 20 минут попробовали сей деликатес. Довольно вкусно, смесь свинины с курицей, блюдо весьма своеобразное. Правда, больше в этой поездке по Перу и Боливии нас почему-то не тянуло заказывать морскую свинку.

Утром, проснувшись и позавтракав в маленьком кафе с видом на Плаза де Армас, быстро покидав вещи в рюкзак, мы были готовы отправиться на встречу со своей мечтой. Сначала нам предстояло добраться до Агуа-кальенте – малюсенького городка в горах, откуда до Мачу-Пикчу ходит автобус. Попасть в Агуа-кальенте можно двумя путями: либо поездом, либо по тропе инков «Inca Trail», после четырёхдневного похода. Поход по тропе инков был весьма заманчивым мероприятием, но, готовясь к поездке, я узнал о том, что тропа инков из-за её популярности больше напоминает оживлённую городскую улицу. Нас интересовали более тихие места, поэтому было решено попасть в Мачу-Пикчу обычным способом – на поезде. Можно сесть в поезд и не в Куско, а по дороге, на одной из многочисленных станций в «Священной долине». Так называемая «Священная долина инков» начинается недалеко от Куско, в районе селения Писак, и простирается до селения Олайтайтамбо. За Олайтайтамбо начинались горы, где и был спрятан до начала XX века от любопытных глаз европейцев Мачу-Пикчу. В каждом из селений, находящихся в долине, есть масса руин, оставшихся от инков, и некоторым туристам руины Писака нравятся даже больше, чем Мачу-Пикчу. По моему мнению, это несправедливо: именно Мачу-Пикчу с его неразграбленными храмами и захоронениями был сенсацией в археологическом мире после своего открытия. Писак – это знаменитые террасы и остатки совсем немногих строений, Мачу-Пикчу – это отлично сохранившийся город. Накрой его крыши досками и соломой – и можно опять вселяться туда и жить. Другое селение бывших инков, Олайтайтамбо, представляло собой военный форпост государства. О былом величии крепости говорят хорошо сохранившиеся террасы и остатки крепостной кладки.

Именно в Олайтайтамбо мы решили сесть на поезд до Агуа-кальенте. Взяв на Плаза де Армас в Куско такси, мы через 2 часа прибыли в Олайтайтамбо. Городишко с таким трудновыговариваемым названием был довольно симпатичным. По улицам бродили туристы и женщины-кечуа, одетые в национальные костюмы. За небольшую сумму они готовы были дать себя сфотографировать. Особую красоту представляли собой их головные уборы. Вообще, женские шляпы в Перу – это что-то невообразимое. Моя горячо любимая жена решила даже собрать небольшую коллекцию женских головных уборов, но на 16-й шапке я взвыл волком, сказав, что всё это нереально купить и утащить. В одном шляпном магазине Куско мы насчитали более 30 видов головных уборов для всех случаев жизни: праздников, танцев, поминок и прочего. При всём при этом в каждом городе Перу существовали свои, носимые только там головные уборы. В одном из таких уборов нам повстречалась ярко одетая женщина-кечуа. Её шапка представляла собой смесь головного убора и клумбы с живыми цветами. Олайтайтамбо оказался интересен и в плане сувениров, цены там значительно отличались «в нашу пользу» от магазинов Куско. Для предстоящей фотосессии на Мачу-Пикчу мы купили два перуанских пончо.

Перекусив в небольшом ресторанчике, мы отправились на железнодорожную станцию за билетами. До отправления поезда было около 4-х часов, но оказалось, что билетов на него уже нет. Очередь из туристов, удивлённо читающих надпись «мест нет», была довольно большой. Почему-то поезда, курсирующие между Куско и Мачу-Пикчу, имеют не больше 5–7 вагонов, билеты надо брать заранее, мест всем желающим постоянно не хватает. По какой-то причине единственная железнодорожная компания-монополист «Перу рейл» не цепляет к составу дополнительные вагоны. Наверное, наличие туристов только раздражает их. Огорчённо почесав затылки, решили брать билеты на утро. Цена билета из Олайтайтамбо до Агуа-кальенте – тридцать пять долларов.

Пока сидели в ресторанчике, встретили семейную пару из Одессы, которая путешествовала так же, как и мы, самостоятельно. Ребята тоже ехали на Мачу-Пикчу, и места на поезд у них были куплены заранее. Приятно пообщавшись с соотечественниками, мы расстались, договорившись встретиться завтра в Агуа-кальенте на Плаза де Армас. Они пошли на свой вечерний экспресс, а мы отправились искать гостиницу.

С утра решили посетить развалины крепости Олайтайтамбо. На входе нас встретила заспанная тётя, которая потребовала за вход по 25 долларов. Смотрю на неё и на десяток террас, оставшихся от крепости, желание посещать эти руины тут же отпадает. Как говорится, цена не соответствует качеству. Вообще, по итогам этой поездки можно сказать, что перуанцы, которым досталось наследие инков, и с которым они долгое время не знали, что делать, в настоящий момент эксплуатируют бренд под названием «инки» на все 200%. Цены на то, чтобы увидеть несколько кучек камней в местах проживания бывших инков, превышают все разумные пределы. Но поток туристов, желающих увидеть Куско, Священную долину и Мачу-Пикчу, не ослабевает, а наоборот – растёт год от года. Сфера туризма, связанная с этим, тоже растёт вширь, а вот качество обслуживания лучше не становится. Местные знают, что если ты уедешь отсюда плюясь и ругаясь, то на твоё место придут двое других. Например, тех же японцев, которые готовы за любые деньги посетить намеченные в путеводителях достопримечательности.

В 9 утра, точно по расписанию, мы сели в поезд. Дорога, прорубленная в скалах, весьма живописна. Поезд несётся вдоль обрывов и скал, ныряя в тоннели и проскакивая мосты над бурными реками. Через три часа мы приезжаем в Агуа-кальенте. Агуа-кальенте в переводе с испанского – «горячая вода». Своё название этот живописный городишко получил из-за нескольких горячих источников, бьющих из скал недалеко от местной Плаза де Армас. На выходе из железнодорожного вокзала покупаем билеты на обратный путь. Сидящие на лавочках многочисленные представители разных гостиниц предлагают нам свои услуги. Мы выбираем одну неплохую, свежепостроенную гостиницу. Единственный её минус, как оказалось, был в том, что прямо под окнами 2 раза в сутки проезжал железнодорожный состав. Плаза де Армас была в 25 метрах. На площади стоял памятник: раскинувший руки индеец с пером в голове. Окружающие город лесистые горы придавали этому монументу неповторимое очарование. А вот местные жители оказались не такими прекрасными, как окружающая природа. Весь их вид и манера общаться говорили о том, как им надоели туристы. Они явно не помнили того, что вся местная инфраструктура построена исключительно на деньги, оставленные здесь этими туристами. Агуа-кальенте напомнил нам нашу Ялту в разгар сезона: те же невероятно раздутые цены, то же хамско-потребительское отношение к тебе как к клиенту. Накладывалось на всё это не очень хорошее отношение индейцев к нам, белым. Мы для них гринго. Люди, которые в лице испанцев, пришли, завоевали, насадили свои ценности и религию. Что ж, их можно понять. Мне рассказывали, что умение обмануть белых хотя бы в мелочах – это, поистине, национальный вид спорта всей Латинской Америки. Хотя, когда они сильно заинтересованы в тебе как в клиенте, то проявляют максимум уважения. В Агуа-кальенте такой заинтересованности нет, туристов здесь – десятки тысяч.

Перекусив в местной забегаловке и заплатив за это, как за трёхразовое питание на двоих в лучшем ресторане Наска, мы решили посетить местную городскую достопримечательность – горячие источники. Они представляли собой ряд бассейнов с водой разной температуры. Вход платный, но недорогой, напрокат можно взять полотенце, шлёпки, даже плавки или купальник. Недолго поплавав в термальных водах, мы вспомнили, что нас в 3 часа дня ждут наши одесситы, которые к этому моменту должны были спуститься с Мачу-Пикчу.

Одесситы оказались людьми пунктуальными и появились вовремя. Их мнения по поводу города инков были диаметрально противоположными: если Ольга восхищалась Мачу-Пикчу, то Алексей был сдержанно холоден, мол, в мире есть и поинтереснее вещи, и нечего называть это новым чудом света. Мы решили не прислушиваться к мнениям ребят: завтра выясним всё сами.

Раннее утро. За окном висит сильнейший туман, погода пасмурная. Пока завтракаем и пьём чай, начинается всё усиливающийся дождь. Желание ехать на Мачу-Пикчу прямо сейчас утекает, как вода из окрестных туч. Тем не менее, посидев и подумав полчасика, решаем выдвигаться. Авось распогодится к обеду, как это часто бывает в Андах. Через нашу гостиницу оформляем билеты, чтобы не стоять в очереди у касс на входе в Мачу-Пикчу. Билет на одного человека стоит 40 долларов. Доехать из Агуа-кальенте до входа в МП обходится в 6 долларов.

Когда подъехали к Мачу, дождь из ливня перешёл на морось. Уже видны сквозь туман спускающиеся вниз характерные террасы. Надеваем в автобусе пластиковые накидки, я беру с собой маленький рюкзак, в котором лежит комплект сухой одежды, бутылка воды и пончо. Наши одесситы рассказывали, что их на входе чуть ли не обыскивали, проверяя, чтобы никто не пронёс с собой воду или еду. Сорить там нельзя, что вполне понятно. Мы идём, через пропускной пункт, у нас даже не проверяют билеты, контролёр стоит, закутавшись в непромокаемый плащ, до немногих приехавших в этот день туристов никому нет дела.

Мачу-Пикчу встретил нас моросящим дождём, мокрыми и скользкими камнями, носилками с разбившейся туристкой из Англии, которую в спешном порядке тащили в местный травмпункт. Туман накатывает снизу целыми пушистыми реками, периодически закрывая всё вокруг белёсой пеленой. Видимость очень плохая, фото- и видеосъёмка практически невозможны. Ради одного кадра приходится постоянно протирать объективы, колдовать, чтобы в фотоаппарат не попала вода. Видеокамера из-за сильной влажности вообще отказалась работать.

Мачу-Пикчу огромен. Здания, террасы, остатки храмов – всё это периодически возникает перед нами из тумана и в нём же исчезает, спустя какое-то время. Неожиданно впереди слышим русскую речь: женщина-экскурсовод рассказывает небольшой группе россиян о происхождении и судьбе этого странного места. Моя жена решает походить с ними, послушать, о чём повествует русский гид. Я же хочу найти какое-то тихое место на отдалённой террасе с видом на Мачу-Пикчу и помедитировать в тишине. Погода остаётся прежней, и мы, набродившись более 4-х часов по развалинам интереснейшего города инков, решаем ехать вниз. В Агуа-кальенте нужно поменять билеты на поезд, завтра вернуться сюда и снять всё в нормальном освещении.

Мы спускаемся и сразу идём на железнодорожный вокзал. До отправления поезда, на который у нас куплены билеты, ещё более 3-х часов. Возле касс стоит небольшая группа туристов, которые озадаченно перешёптываются, рассматривая уже известную нам надпись «мест нет». Мы бодро подходим и, постучавшись в окошко кассы, сообщаем девушке в форме компании «Перу рейл», что хотим поменять свои билеты на сутки вперёд. Кассир не обращает на нас никакого внимания. Опять стучимся и настойчиво просим обратить на нас внимание, так как хотим поменять билеты, а наши места можно вон этим белым гринго продать. Наконец, оторвавшись от разглядывания монитора компьютера, представительница «Перу рейл», бурча себе под нос, сообщает нам, что они не принимают обратно билеты и не меняют их. Мы опешили от такого заявления. «Но ведь вы сейчас продадите эти места, вот люди стоят рядом, которым необходимо уехать, верните нам хотя бы часть денег!». Однако девушка потеряла к нам уже всякий интерес и опять уткнулась в монитор. Снова стучимся и просим позвать старшего менеджера, который бы нам подробно объяснил на каком, собственно, основании... Менеджер появляется спустя полчаса и нехотя, уткнувшись взглядом мне в подбородок, сообщает сквозь зубы, что у компании «Перу рейл» такие правила: она никому ничего не должна. Ей плевать на наши проблемы, деньги за билет никто нам не отдаст. Тут мы взрываемся, кричим и требуем написать на официальном бланке, по какому праву эта железнодорожная компания украла у нас 70 долларов. Услышав про официальный бланк, наглый железнодорожный служащий делает вид, что его здесь нет, и отворачивается от нас. Я смотрю на него, и у меня возникает сильное желание сделать ему больно. Просим его ещё раз обратить своё драгоценное внимание на нас, и когда он вразвалочку подходит, я швыряю билеты ему прямо в лицо с криком на чистом русском: «Чтоб вы подавились, гады». Потом показываю ему средний палец своей правой руки и вкратце рассказываю на ломаном английском, какой у них классный сервис, и где я видел компанию «Перу рейл», и куда им надо пройти всем составом. Судя по его лицу, он прекрасно понял, что я имею в виду. Мы уходим с вокзала ни с чем, билет на обратный путь решаем взять завтра утром, когда будет точно ясна ситуация с погодой. Настроение подпорчено, и мы отправляемся перекусить в один из ресторанов. Там нас опять пытаются надуть, принеся счёт, несколько отличающийся от реального, и прибавив к общей сумме какие то 10% за обслуживание. Опять вспоминается родная Ялта в пик сезона: те же дурацкие уловки тебя поиметь. Всё это вызывает негодование, опять ругаемся и в таком не очень хорошем настроении возвращаемся в гостиницу.

Утро следующего дня встречает нас ласковым солнышком и редкими барашками облачков. Наконец-то погода нам благоприятствует. Быстро собираем маленький рюкзачок, куда опять складываем пончо, несколько национальных перуанских шапок, полиэтиленовые накидки от дождя, бутылочку воды. Приехав ко входу в Мачу-Пикчу, покупаем снова билеты по 40 долларов и пытаемся зайти внутрь. Но не тут-то было. Вчерашние сонные контролёры сегодня бодры и чересчур ретивы. Мне заявлено, что у меня очень большой рюкзак, и его надо оставить в камере хранения. Мы пытаемся объяснить, что в рюкзаке несём пончо и накидки от дождя, вчера ведь лил дождь и сегодня всяко может быть. Наши аргументы ни на кого не действуют, а увидев наши пончо, нам тут же заявляют, что в них категорически нельзя. «Но почему!? – Начинаем терять терпение мы. – Что такого в этих пончо!?». «А вдруг вы будете использовать эти пончо в коммерческих целях, например, станете продавать возможность сфотографироваться на фоне Мачу-Пикчу в национальных перуанских костюмах», – объясняет нам опять сквозь зубы молодая женщина-контролёр. Тут уже взрывается моя жена и, мешая испанские и английские слова, пытается объяснить этой женщине, что мы пролетели 12 500 км не для того, чтобы продавать возможность сфотографироваться в национальных перуанских одеждах. Добраться до Мачу-Пикчу стоит, по перуанским меркам, огромных денег. Наши доводы ни на кого не действуют. На нас опять перестают обращать внимание, только косясь в нашу сторону, чтобы мы незаметно не прошмыгнули в общем потоке туристов. Постояв ещё несколько минут на входе, всё-таки идём в камеру хранения, где сдаём пластиковые накидки, одно пончо и одну шляпу. В этот раз нас пропускают, даже не обратив внимания, что мы идём тем же составом с тем же рюкзаком. Хотя на Мачу-Пикчу великолепная погода, а вид на горы и руины заставляет петь душу любого фотографа, общий негатив от последних дней скапливается в глухое раздражение к сервису по-перуански.

По территории города инков бродит множество лам, которые подходят, не боясь, к людям, тыкаются своими пушистыми мордами в плечи и руки. Моя Оля надевает на себя пончо и перуанский головной убор. Солнце начинает поджаривать, и бутылочка воды, спрятанная на дне рюкзака и не замеченная ретивыми контролёрами, очень даже кстати.

Опять встречаем большую группу русских туристов. В этот раз узнаём их даже не по речи, а по большому количеству надписей типа «Гучи», «Прада», «Версаче» на вещах. Такие крикливые имена и в таких количествах любят напяливать на себя только богатые русские туристы. Чтобы попасть в Перу на две недели через тур-агентство, им приходится выложить около 5 000 долларов. Понятное дело, надо всем показать, что это не последние деньги, а остались ещё средства на очки, майки и ремни от мировых брендов.

«Всё-таки, это – прекрасное место!», – восклицает моя жена. «Давай забудем про негатив и постараемся впитать в себя всю положительную энергию этого красивейшего места», – поддерживаю мирные начинания своей половинки я.

Мы расслабляемся и в качестве вознаграждения замечаем летающих вокруг малюсеньких колибри. На небе пасутся несколько небольших беленьких тучек, под небом на травке тем же заняты ламы, цветёт и благоухает множество растений – одним словом, лепота. Спускаемся в руины, где высажен небольшой садик из растений, которые выращивались инками. Находим чахлый кустик коки, она хорошо растёт на высотах до 1 500 метров, Мачу-Пикчу же находится всего на 1 000 метров ниже Куско. Поэтому здесь коке некомфортно. Также в саду растёт лиана гренадийя, к плодам которой мы с удовольствием пристрастились в Перу.

Мачу-Пикчу поделён на сектора: кладбище, темницы, небольшой жилой район и храмы. Храм трёх окон, через окна которого солнечные лучи проходят на Священную площадь, вероятно, играл важную роль в индейских ритуалах. Чуть выше храма находятся астрономическая обсерватория и Интиватана – камень любопытной формы, который, видимо, был солнечными часами. Моя половинка в предыдущий наш визит сюда, пообщавшись с русским экскурсоводом Мариной, выяснила, что это очень энергетическое место. Я подношу правую руку к камню Интиватана и вдруг ощущаю покалывание в пальцах. Действительно, из места прёт энергия. Впрочем, моя супруга, ничего не чувствует, хотя отстояла с вытянутой рукой над камнем около 10 минут. Энергетика – вещь сугубо индивидуальная.

Смотрим на туристов, поднимающихся на стоящую над городом гору Уайна-Пикчу. Там находится несколько разрушенных храмов. Жарко. Солнце сильно нагрело воздух вокруг, а мы одеты довольно тепло. Идти на Уайна-Пикчу совсем не хочется, подъём туда занимает примерно 3–4 часа, а мы только неделю назад вернулись с тяжёлого трека в Андах. По горам уже набродились, хочется отдохнуть. Валяемся на травке на одной из террас, никому до нас дела нет. То тут, то там тоже лежат блаженствующие люди. Меня, наконец, совсем отпускает злоба, и приходит понимание того, что мы всё-таки находимся в месте, о котором я лично мечтал много лет. Мы сюда добирались долго и упорно. Позади были уже и Анды и пустыня Наска. А впереди нас ещё ждало боливийское альтиплано, вулканы и гейзеры, несравненное озеро Титикака и приключения по опасной Амазонии, но об этом думать особо не хотелось. Думалось лишь о том, что всё-таки это прекрасно, когда твои мечты сбываются.

Разместил: darina_dnk Просмотров: 1 537
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/