Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
  • 0

ДОРОГОЙ ПАЛОМНИКОВ


В наше время таинственность Тибета стала темой модной. Свидетельств тому множество: раскупаемость книг Мулдашева,популярность голливудских «Семи лет в Тибете»,рост интереса к тибетскому буддизму,в том числе и среди знаменитостей–актёров,бизнесменов,политиков.

Трек по долине Карнали
В этот раз нас немного, всего трое – я (гид) и двое ребят, постоянные туристы «Партии», Валера и Олег. Их тоже очень интересует, что такое Тибет для свежего человека безотносительно его религиозных взглядов. Ребята имеют определённый опыт самодеятельного туризма, поэтому мы отказываемся от обычного для стандартных туров каравана. Как инструктор и опытный походный повар заботу о питании беру на себя. Спартанские пожитки, палатку, микрокухню и фотоаппаратуру мы в состоянии нести сами, а для припасов, предназначенных на Тибетскую часть экспедиции, с помощью нашего постоянного проводника симпатяги Базу нанимаем пару носильщиков.
От Симикота – центра непальской провинции Хумла – наш путь лежит на север, вверх по ущелью могучей Карнали.
Ничто здесь не напоминает знакомые многим туристические районы Непала – Аннапурну и Эверест. Здесь нет чистеньких гестхаусов и чайных домиков, селения местных «четри» напоминают тесные и грязные соты, прилепившиеся к тропе на отвесном склоне, в которых копошатся, в основном, старики и дети. Ребята говорят: «Четри, как черти», – они действительно чёрные, пропечённые солнцем и дикого вида.
Первые два дня мы набираем высоту по тесным ущельям, но потом за Сосновой речкой вырываемся в светлые и просторные верхние долины. Здесь всё меняется: население, в основном, буддистское, много тибетцев, люди выглядят более цивилизованно (относительно диких четри, конечно), взгляды более осмысленные, посёлки чище – в Ялбанге даже есть электричество, школа и большой монастырь. Тропа становится проще, подъём – плавнее. Хоть приютов и нет, но мы люди неприхотливые – спали в местных хибарах и палатку ставили только два раза. Перевал Нара Ла несложный, но попыхтеть надо, всё-таки 4 400. Особенно досталось Олегу – он подхватил местный простудный вирус, сильно температурил, чихал и кашлял. Но сила воли, инъекции иммуностимуляторов и поддержка коллектива сделали своё дело: перевал был взят достаточно быстро. На северной тибетской стороне, как и ожидали, тропа в нескольких местах была перекрыта ещё не растаявшими после зимы языками снежников. Вывод – в это время лучше не планировать такой переход, если в группе есть люди без соответствующего горного опыта.
После головокружительного спуска в Хилсу (пограничное с Тибетом селение) ночевали в почти «шикарном» гестхаусе. Съели постного «дал бата», сдобрив его тушёнкой. Нам весьма повезло: до самой Хилсы мы не встретили маоистов, которые жёстко контролируют эту территорию. Раньше они сидели в Ялбанге и обдирали проходящих туристов на сотню–полторы долларов с каждого под роспись и квитанцию. Называлось это стыдливо «местными пожертвованиями». Теперь маоистов пригласили в парламент и они «бузят» уже в Катманду. А в долине Карнали устанавливаются государственные полицейские и пограничные посты.

Западный Тибет – Нгари
На следующий день мы, как поётся в песне, «перешли границу у реки» – просто перешли мост и поднялись на бугор, на котором находится Китайская погранзастава городка Шер.
На бугре нас уже выглядывали наши тибетские гид и водитель, которые были зафрахтованы из Лхасы.
Мы очень переживали, что могут быть проблемы с китайской пограничной бюрократией. Но китайская встреча нас поразила: вопреки обыкновению на нас набросились младшие чины, отобрали рюкзаки и понесли их на вытянутых руках. Нас напоили чаем, быстро и ненавязчиво проверили документы и вещи и с эскортом отправили в районный городок Пуранг – в погранкомендатуру. С китайцами явно происходят изменения в лучшую сторону. Хотя мы заметили несколько погон с большими звёздами. Возможно, всё происшедшее было просто учениями по китайскому народному гостеприимству.
После прохождения формальностей в Пуранге мы повезли Олега в госпиталь. Заведение «стильное» – облупленное и закрытое на амбарный замок главное здание, «туалеты» под заборами, заплёванный кровью стационар с одной открытой палатой, в которой лежали двое сильно побитых молодых тибетцев под капельницами без малейшего присмотра. Они дали нам телефон врача и – о, чудо – она приехала на мотороллере минут через 10.
Девушка произвела впечатление вменяемой, в ответ на нашу просьбу быстренько послушала Олега и «на пальцах» успокоила, что воспаления нет. Потом вкатила ему инъекцию и выдала мешок каких-то пилюль и порошков (которые Олег добросовестно съел за неделю без особого вреда для себя). Денег не взяла.
Затем мы двинулись на джипе в сторону перешейка между двумя магическими озёрами. Везде чувствуется китайское влияние: дорога щебёночная, но ухоженная, везде бетонные аккуратные мостики, в каждой глинобитной деревне – огромное помпезное здание с воротами-пагодой и большим двором – армейские казармы. Гурла Мандата – огромный массив (7 728 м), стоящий отдельно от Гималаев, – доминирует над всем пейзажем. Долина Карнали широкая и безжизненная. Всё напоминает застывшую психоделическую музыку. Когда проезжали между озёрами, Валеру «порвало». Он увлечённый фотохудожник и в первый раз за путешествие совершенно чётко понял, что приехал не зря. Ночевали на горячих источниках монастыря Чуку. Баня для сильных духом, но после недели отсутствия любой пошло. На перешейке, как положено перед Корой, умылись в обоих озёрах.
После Чуку мы двинулись в Занду, провинциальный городишко на месте бывшего Гуге.
Городок полностью посвящён китайским воякам. Единственная бетонная улица наполнена марширующими военными, рекламой, маленькими кафешками и сомнительного вида массажными-парикмахерскими, где сонные девицы всегда готовы обслужить доблестных китайских воинов. Находящийся в городе монастырь Толинг в годы культурной революции был разрушен китайцами, а позже бездарно восстановлен. Зрелище жалкое. Зато столица Гуге – древний Тсапаранг – полупещерный замок, расположенный на высоченном глинистом утёсе, поражает воображение и требует получаса, чтобы забраться на самый верх, к королевским покоям. Вид оттуда нельзя сравнить ни с чем. Вообще долина Сатледжа, где находилось Гуге, представляет собой эдакое Колорадо: огромный каньон с такими эрозионными пейзажами, что не хватает воображения это описать.
На следующей стоянке – горячих источниках Тиртапуримы – мы встретили российскую группу. Ребята пригласили нас на чай, и мы обменялись впечатлениями. Россияне заехали через Хайвей из Катманду. Как и следует ожидать при таком пути в Тибет, часть народа жаловалась на «горняшку». Держались крепко, но некоторые выглядели зеленоватыми, и почти все явно завидовали нашему состоянию. Мы и сами себе завидовали: при таком графике акклиматизации у нас не было практически никаких симптомов. Очень редко можно себе позволить такую роскошь. Ведь не хочется тратить драгоценные дни отпуска, праздно сидя и акклиматизируясь в каком-нибудь скучном месте. И в этом смысле наш маршрут идеален, так как график набора высоты практически соответствует старым учебникам по горному туризму – 600 м в день. И это без единого пустого дня.
У нас было немного свободного времени, и мы сходили со всё ещё больным Олегом в Центр Тибетской Медицины. Это заведение финансирует благотворительный фонд Швейцарских Тибетцев, руководимый доктором Тукпой. При центре действует мед.школа для местных подростков и маленькая фабрика по изготовлению медикаментов из более чем экзотических ингредиентов. Учителя школы – несколько молодых последователей Тукпы – принимают больных, помогая местному населению и страдающим «горняшкой» туристам. Парни практикуют пульсодиагностику и делают это чрезвычайно убедительно, определяя давно известные вам болезни и то, на какой стадии развития они находятся. После чего выписываются травяные шарики и микстуры очень и очень эффективные, как мы смогли убедиться.
Олегу тоже здорово помогло. После Центра мы съездили в радиалку к монастырю Гьяндрак. И тут нас впервые ненадолго зацепило горное недомогание. Монастырь новый, потрясающе красивый, построенный на месте старого, датированного XIII веком. Меня здесь всегда охватывает ощущение наполняющей светлой энергии. Этот раз не составил исключения.
В Дарчене встретили ещё пару российских групп. Такое ощущение, что наших людей здесь большинство. Статистику портили 117 индусов, из которых, правда, как впоследствии выяснилось, на Кору вышло 16, а прошло, по непроверенным данным, 4; мы, вроде, обогнали всех и индусов не видели. Вообще, трудно себе представить, что может заставить этих часто пожилых и физически беспомощных людей пытаться (и не всегда безуспешно) совершать такие тяжёлые и рискованные для их шаткого здоровья путешествия.

Кора
И вот Кора. Волнующее утро. Олег собрал все силы измученного болезнью организма, и мы двинулись по главному пути паломников. Надо сказать, что мы уже тоже здорово чихали и кашляли: нахождение в одном джипе не могло пройти бесследно. В общем же, наше продвижение шло без приключений. Мы прошли мимо Дарбоче – это огромный молитвенный флагшток, который ежегодно меняется в Сага Дава – в день рождения, просветления и ухода в паранирвану Будды Шакьямуни (Шакья Тукпы, по-тибетски). Дарбоче стоял прямо… Существует легенда: если ты идёшь мимо и видишь, что Дарбоче стоит прямо, значит, у тебя всё в порядке; если Дарбоче наклонён к центру Кайлаша, то дела твои не очень, а если от центра – то дела из рук вон…
У нас было всё в порядке. Это успокоило меня не меньше, чем заверения китайского и тибетского врачей, что у Олега нет воспаления.
Как и полагается, на удачу мы прошли внутри двуногого чортена (ступы) Кангьи, обошли место небесного захоронения 84-х святых тантристов махасидх (тело покойного отдают птицам – обычная для Тибета практика). Мы с Валерой забрались в Монастырь Чуку, нависающий над долиной Шершонг. Монастырь посвящён Амитабе – Будде неопределённого света. В прошлый раз наши ребята участвовали в обряде долголетия, когда Статуя Амитабы омывалась и переодевалась, и получили благословение Ринпоче (настоятеля). В этот раз в монастыре все занимались своими делами, и мы удалились, оставив пожертвования и сделав несколько снимков.
По дороге то и дело встречались местные паломники. С нами вместе из Дарчена вышла бабушка лет 70 с внуком. Мы шли довольно быстро, обгоняя все группы, но бабушка каким-то чудом всё время шла рядом. Часто встречались особо религиозные дервиши, передвигающиеся простираниями, отмеряющие свой путь, ложась на землю во весь рост.
Погода постепенно портилась, и пока мы добрались до монастырского приюта Дира Пук, разыгрался настоящий буран. Мы сидели в большой брезентовой палатке, пили тибетский чай с ячьим маслом и солью и наблюдали, как удивительно красивая и грациозная молодая тибетка готовила нам тукпу – тибетскую домашнюю лапшу вперемешку со всем, что есть съестного в доме.
Завтра утром нам предстоит преодолеть Дролма Ла – перевал Зелёной Тары, одной из слёз Ченрезига (Будды сострадания), которая уберегла от несчастий первопроходца Коры Готсампу, строителя всех монастырей Кайлаша. Она и теперь бережёт всех, кто идёт дорогой паломников. Каждый раз спускаясь к Дарчену, я думаю: и вправду, перевал 5 700 м мог бы быть намного труднее… Несмотря на снег и ветер, мы добрались до перевала за три часа и, обогнав все группы, в тот же день прибыли в Дарчен.
За пять километров до Дарчена мы вышли на дорогу, где нас поджидал джип, но вся компания, включая атеиста Валеру и больного Олега, захотела завершить Кору – т.е., как положено, дойти ногами до того места, откуда начали.
И ещё. Перед самим перевалом есть место Шива Тсал. Здесь нужно оставить всё ненужное или символ того, с чем ты хочешь распрощаться. Я закопал в снег пачку сигарет… И уже почти месяц не курю.
Вечером мы ужинали у «дяди Сэма». Так мы прозвали китайца, хозяина ресторанчика в Дарчене. Утром сели в джип и вечером, после 10-часового драйва, доехали до Сага, границы западного Тибета. В Сага наконец-то появилась более или менее сносная гостиница, в которой можно ожидать наличия горячей воды…


Коротко о Тсанге
Дальше нас ждал Тсанг – центральный Тибет, место зарождения тибетской культуры и расположения основных святынь буддизма, изрядно претерпевших от китайцев. Это уже обычное туристическое путешествие, которое тоже вместилось в нашу программу. Мы расскажем о нём коротко. Не потому что нечего рассказывать. Наоборот, каждый из великих монастырей Тсанга достоин отдельной истории (даже отдельной монографии), но только это уже совсем другие истории.
Начиная от Лхатзе, нас ждали шикарные автострады. Теперь по таковой можно доехать и до культового монастыря Сакья.
Сакья – это место зарождения и главный монастырь ордена Сакьюпа, одного из четырёх в Тибетском буддизме. Глава этого ордена, в отличие от остальных тибетских монахов, имеет право вступать в брак для продолжения рода и передачи титула по наследству. От Сакьи пару часов до Шигатзе и великого монастыря Ташилунпо, который связан с возникновением обоих высших духовных институтов Тибета – Далай Ламы и Панчен Ламы. В Ташилунпо находится построенная при девятом Панчен Ламе самая большая в мире 26-метровая позолоченная статуя Будды Майтреи (будущего Будды).
Далее наш путь лежал в Гьянтзе. Здесь расположен монастырь Пелкор Чоде, уникальный тем, что объединяет 13 монастырей трёх различных орденов. На территории монастыря находится Кумбум – самая большая ступа (чортен) в Тибете. Над городом возвышается Дзонг – историческая крепость, взятая в 1904 году англичанами при вторжении под командованием английского колониального офицера Френсиса Янгхазбенда.
К сожалению, ещё не достроена новая дорога через перевал Камба Ла, которая позволяет увидеть во всей красе Ямдрок Тсо – одно из четырёх (наверное, самое красивое) священных озёр Тибета.
И, наконец, Лхаса. Лхаса теперь – очень китайский город. Недавно запущена в эксплуатацию новая скоростная железная дорога, и китайцев станет ещё больше. Можно много рассказывать о монастырях Лхасы, о Золотой красавице Потале, лишённой своей «души» – присутствия Далай Ламы, и о громадном Дрепунге – самом большом монастыре в мире, который вмещал 10 000 монахов. Валеру как фотографа в очередной раз «порвало», когда мы попали на знаменитые философские диспуты в монастыре Сера, известные ещё со средних веков и представляющие собой ярчайший спектакль.
Но всё же душой Лхасы, хранящей тибетские корни, является главный храм буддизма Джокханг, расположенный в центре старого тибетского квартала Баркор. Кольцевая улица вокруг Джокханга (она же Баркор Стрит) – это и сувенирный рынок, и место продажи настоящих шедевров.
Наше трёхнедельное путешествие подошло к логическому завершению в Катманду. Надеюсь, этот рассказ поможет представить, что такое Тибет и стоит ли туда ехать. Но если этого покажется мало, мы всегда рады рассказать ещё пару–тройку путёвых историй, чтобы помочь определиться.

Разместил: darina_dnk Просмотров: 1 748
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/