Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
  • 0

В ФИНАЛЕ - ДЕНАЛИ


Я просыпаюсь и не могу понять, где нахожусь. Это не палатка в бескрайних льдах Денали,  не номер в хостеле на окраине Талкитны, не обитель Димы Москалева на Рублёвском шоссе… По некоторым признакам это мой дом. Моё тело обреталось в разных местах, страдало от холода и жары.

Через неделю-две фрагменты духа, задержавшиеся на склонах, вернутся ко мне, и я, наконец, соберусь здесь целиком. Прежним, но совсем другим, как после каждой вершины.

Седьмая высота
Моим планам покорения Маккинли в прошлом 2007 году не суждено было сбыться. Восхождение на Килиманджаро по маршруту Марангу стало слабым утешением и вместе с тем результативным шагом в реализации программы «7 вершин». А новогодний подъём на Костюшко добавил в список шестую гору. Отныне передо мной уходила в облака лишь высшая точка Северной Америки, расположенная на 6194 метрах над уровнем моря у полярного круга.
И на этот раз в выборе маршрута экспедиции я отдал предпочтение пути Брэдфорда Вэшборна на Южную вершину через Западный контрфорс. Этот самый популярный маршрут на Денали соответствует нашей 5 категории сложности. Информация на сайте туроператора, как водится, преследует коммерческие интересы, а потому противоречива: с одной стороны всё «очень трудно», с другой - «восхождение не несёт в себе больших технических  сложностей». В действительности маршрут длинный и сложный, и привлечение к подъёму недостаточно подготовленных участников может привести к трагедии.

Форма, формат и формальности
Покорение Костюшко в январе и тренировочные снежно-ледовые восхождения в Холодном Кулуаре на Чатырдаге я даже не рассматривал в качестве этапа подготовки к Денали.
Полгода я готовился по собственной программе высотных восхождений: максимум снега и льда, восхождения по смешанному рельефу и ночевки в снегу. С каждым последующим забегом на нижнее плато Чатырдага я улучшаю время и даже среди цветущих склонов мысленно сортирую снаряжение, выбираю карабины и изучаю проспекты с рюкзаками и термобельем.
Участники почти все мне незнакомы. Из России на Денали отправлялись Люда Коробешко - гид, представитель туроператора Альпиндустрии, восходительница на Эверест; Женя Семенов (Сахалин) - восхождение на Чо Ойю в 2007; Андрей Суэтин (Екатеринбург), Сергей Шевченко (Белгород). От Украины в команду входили киевлянин Костя Железов - Чо Ойю, 2007, Дмитрий Юрин и Юрий Свиридов из Донецка.
Финальный месяц перед отъездом был занят хлопотами с американской визой. Я еду в Киев на встречу с американским консулом, в очередной раз недоумевая, для чего нужны границы.  После нескольких фраз беседы с чиновником на русском мы переходим на английский. Консулу чуть более тридцати. Когда я первый раз был в США, он, вероятно, был ещё школьником. Познакомившись с моим списком вершин, он широко улыбается и разве что автограф не просит. После слов консула о том, что в Антарктиде «много белых медведей», я пообещал поставить ему двойку по географии.
Список снаряжения лежит у меня на столе. Ни одна экспедиция без этого не обходилась, и я сохранил их все. Нынешний похож на списки Эвереста  и Винсона – будет высоко и холодно. Небольшая проблема с рюкзаком. Для предстоящего высотного восхождения он должен весить не более 2 кг, вмещать около 70 литров и быть максимально простым. Поскольку в готовом виде такого рюкзака я не нашёл, пришлось перешивать и совершенствовать старый, который был со мной на Эвересте. Размышления об ассортименте и количестве снаряжения коснулись абсолютно всех предметов: шерстяных носков ручной вязки, превзошедших фирменные термоноски, карабинов, батареек, резервных медикаментов и новых, непривычных мне снегоступов. Всё компактно уложено, ничего не забыто. Экспедиция началась.

Все границы – в моём загранпаспорте
На российско-украинской границе мой загранпаспорт со штампами десятка государств и гордыми пингвинами антарктической прописки  вызывают дополнительные вопросы, в основном географического характера, а мои вежливые манеры и седая борода никак не соответствуют образу  контрабандиста.
У Садового кольца я встречаю Сашу Абрамова, и мы едем на Большой Каретный, к нему и его жене Люде Коробешко. Дальше стремительно, но без суеты: мемориал с портретом Высоцкого на пороге Сашиного дома, чашка кофе и путь к Шереметьево-2.
В самолете усталые стюардессы разбавляют аэрофлотовское гостеприимство минеральной водой. В этот долгий день, 23 июня, солнце никак не хочет заходить. Спустя тринадцать часов в аэропорту Лос-Анжелеса мы встречаем Сергея Семёнова и Костю Железова и все вместе летим в Анкоридж - пять с половиной часов теперь по-американски разбавляются минералкой.
Утром из Анкориджа мы направляемся в Талкитну - маленький посёлок с одной улицей и несколькими переулками. Жизнь зимой здесь едва теплится, зато коротким приполярным летом это место становится туристической столицей Аляски. Совершив первую, ритуальную прогулку по «городу» и устроившись в небольшом гостевом доме - хостеле, мы отправились в один из местных ресторанчиков на дружеский ужин с нашими американскими гидами из компании Alpine Ascents. Главный гид, Вилли Притти, похож на седобородого гнома. В его послужном списке немало классных вершин, в том числе и Эверест. Двое его помощников, Алекс и Джей Пи, очень молоды и их заслуги поскромнее. Мы знакомимся, представляемся и договариваемся о программе на завтра.
В полночь Юра Свиридов и Дима Юрин из Донецка, члены нашей экспедиции, добрались до Талкитны. Теперь все в сборе. Если ничего не изменится, вылетаем сегодня, 25 июня, после полудня. После того, как разрешение на восхождение было оформлено в дирекции Национального парка «Денали», а каждый из нас заплатил в кассу 210 долларов, мы собрались в огромном ангаре наших американских друзей. Тут проходило следующее «протокольное» мероприятие: Вилли придирчиво осматривал наше снаряжение. Снегоступы, ледорубы, жумары, беседки, карабины и пёстрые мотки, шнурки и ролики были разложены по полу, от чего ангар сразу приобрёл вид барахолки. Суммарный вес личного и общественного снаряжения и продуктов на одного участника  приближается к 50 кг. На леднике Кахилтна, в базовом лагере нас ждёт ещё груз в виде одиннадцати пятилитровых канистр с бензином.

К ледяной вечности
Нашего пилота зовут Пол. Забегая вперёд, скажу, что после восхождения именно он вывозил нас из базового лагеря в плотном тумане по узкому коридору между ледником и крутыми склонами Я преклоняюсь перед лётным талантом этого человека. Спасибо, Пол, ещё раз!
Два наших одномоторных «Оттера» пролетают над тайгой со множеством речушек. На
горизонте огромные снежные горы. По сложной траектории мы залетаем в соседнее ущелье. Слева - ледовая громада Форакера, справа - крутая стена Хантера. Самолёт касается снега ледника Кахилтна  лыжами и, теряя скорость из-за крутизны склона, останавливается.
Первые шаги по снегу убеждают - это место, где никогда не бывает лета. Высота 2200. Алекс проверяет снег лавинным зондом на предмет наличия трещин, и мы разбиваем лагерь: четыре палатки и шатёр кают-компании. Каждый из нас получает пять 2,5-килограммовых пакетов с индивидуальными продуктами для перекуса. Решительно и сразу я оставляю себе лишь два из них с тройным запасом, остальное будет храниться в заброске базового лагеря. Мой опыт говорит, что неподъёмный запас продуктов и топлива, навязанный нашими гидами, более чем втрое превосходит наши максимальные потребности даже на самый долгий срок экспедиции. С таким грузом, распределённым в санях и рюкзаке, мы абсолютно теряем мобильность и имеем больше шансов провалиться в ледниковые трещины. Но наш здравый смысл, похоже, только раздражал американских друзей. После первой ночёвки на леднике весь день мы стоим в лагере, хотя могли бы двигаться дальше.

Высотный интернационал
27.06. 01:00. Подъём. В свете белой ночи собираем палатки, грузим сани и связываемся по четверо. Верёвка должна быть без провисов, то есть мы должны идти на абсолютно равной дистанции друг от друга. В этом случае при падении в закрытую трещину эффект страховки максимален. Вилли устанавливает по ходу движения четырёхцветные флажки нашей группы – ещё один элемент активной рекламы и монополии одной из альпинистских фирм на склонах Денали.
Спустя пять часов движения в густом тумане мы, отмечая по ходу зоны закрытых трещин и с трепетом проходя ненадёжные снежные мосты, доходим до места, именуемого «Развилкой». Отсюда начинаются маршруты на западное ребро и западный контрфорс. Мы снова привычно зондируем склон на наличие трещин, разбиваем лагерь и оговариваем ранний подъём, чтобы забросить груз под Перевал Кахилтна, на высоту в 3000м.
28.06. Ранний подъём и быстрые сборы теперь становятся правилом. Я перекладываю общественный груз в рюкзак и отказываюсь от саней. Моему примеру следует кое-кто из друзей. Идти приходится в непроглядном тумане, и Вилли несколько раз сбивается с пути Удивительно, но у наших гидов нет GPS. Уложив груз в вырытой снежной яме и обозначив это место несравненными флажками Вилли, мы спускаемся в лагерь. Сегодня День Конституции Украины, и к обеду в кают-компании я выставляю бутылку старого массандровского Хереса и рассказываю американцам историю этого итальянского вина с тонким и мужественным букетом. Идёт снег. За ночь выпало столько, что его масса разорвала купол кают компании. Наши палатки целы только потому, что ночью мы часто просыпались, чтобы сбросить с них снежные пласты. 

Лагерь «11»: все строгости режима
29.06. 3 часа утра и несколько глотков тёплой воды из термоса. «За бортом» холод и минимальная видимость. Отчаянно мёрзнут руки, а глубокий снег заставляет надеть снегоступы. Движение вверх и вперёд составляет смысл нашей жизни. Солнце радует нас, выйдя из плотной облачности. К полудню мы добираемся до лагеря «11» - то есть 11 тысяч футов, или 3300 м. Мы ставим палатки и привычно уже осваиваем окрестности. Пластиковый туалет находится на периферии лагеря в вырытой в снегу яме. Мочиться  нужно чуть в стороне от него, а оправляться желательно по центру 30-сантиметрового бачка. И покомпактней!
30.06. Сегодня мы должны спуститься за оставленной в ледовой яме на 3000м заброской продовольствия, так что вставать рано нет необходимости. Конечно, для акклиматизации такое промедление хорошо, но доминанта американских взглядов на альпинизм просто разоружает меня. Наши суммарные квалификации соотносятся как 3 к 1 в нашу пользу, но гиды улыбаются, кивают головами и делают всё по-своему.
Завтра нам предстоит подъём с первой партией грузов из «11» в передовой базовый лагерь –«Лагерь рейнджеров», или «4400», на плато которого еще могут осуществлять посадку вертолёты. С наступлением вечера резко холодает. Сон наступает мгновенно. Видения тёплого моря и обилия солнца вступают в подсознательную полемику с холодом и гипоксией.

Рейнджеры поднебесья
1.07.
3 часа утра. Отчаянно холодно, и это хорошо – склон, прихваченный морозом, идеален для ходьбы в кошках. Солнце взошло, но ещё не осветило нас из-за громады Западного контрфорса. Первым идёт Вилли, замыкаю нашу связку я. Через час пути мы собираемся на скальном плече и любуемся северными склонами Денали. Наш маршрут проходит в непосредственной близости от его скального основания, и, глядя на свежие скальные обломки на тропе, я понимаю, что в случае камнепада каска не поможет. В этот день мы проходим до «Лагеря рейнджеров» и обратно 12-13 км с набором высоты около 1000 м. До  захода солнца есть ещё время  высушить ботинки, собрать вещи для завтрашнего перехода и сделать несколько снимков.
2.07. Сегодняшний подъём в «Лагерь рейнджеров» проходил быстрее и веселее. Перед началом пути мы складировали часть ненужных вещей и продуктов в снежную яму. Исключение я сделал для пеммикана – вяленого оленьего и лосиного мяса, которое готовят только на Аляске. Это изобретение индейской кухни лучше всего запивать горячим зелёным чаем. На середине тропы Ветрового Угла над нами с грохотом пронёсся сверхзвуковой штурмовик  F-16. Учитывая высокий риск камнепада в этом месте, мы дружно пожелали ему счастливого полёта. Достигнув высоты в 4400м, разбиваем палатки. К вечеру опускается туман, погода портится, и лагерь заваливает снегом.
3.07  Строчки из дневника: «20:35. До полудня мы успели сделать заброску к началу  ледового взлёта на 4600м прежде, чем усилился снег. Спускаться пришлось почти вслепую, следы идущих впереди исчезали за секунды, а заметенный снегом лагерь мы нашли только потому, что промахнуться на спуске невозможно. От погоды зависит, удастся ли нам завтра подняться в Штурмовой лагерь с грузами. Аляска действительно очень сурова. Ночью в палатке   -10, а на «улице»  - 20, а то и ниже. Я не ожидал лёгкого восхождения, но Денали, помимо вечных снега и льда, сложна и в техническом отношении». 

Вороний приют и облака свысока
4.07. День независимости США. Приготовленный Вилли по этому случаю из разных порошков «торт» подчёркивает торжественность момента. Погода идеальная, и мы выходим в штурмовой лагерь. Движение в связках медленное: за плечами 30 кг, крутизна склона – 50-55 градусов, а жумары на обледенелой верёвке не держатся совершенно. Выходим на новую высоту - длинный, широкий гребень с несколькими крутыми взлётами и делаем очередную заброску груза. Лучи заходящего солнца эффектно освещают перевал Денали и Северную вершину. Здесь очень ветрено, а под нами несутся облака. Впереди уже виден лагерь «5200», или «Воронье гнездо», поэтому не останавливаемся и не надеваем тёплую одежду. Совершенно замерзшие, мы обживаем новую высоту. Снег сдуло, поэтому палатки устанавливаем практически на лёд под шквалами пронизывающего ветра, который рвёт полотнище из рук. По чашке относительно горячей воды с несколькими жилками вермишели и какая-то фигня в пакетиках составляют наш обедо-ужин. Завтра - день «отдыха»!
5.07. Акклиматизация, сборы перед штурмом и прогулки с видами «на то, что ниже нас» - всё, чтобы скрасить вынужденное ожидание раннего утра следующего дня, когда мы, связавшись, выйдем в сторону перевала Денали. Грозовые облака над тайгой  вспыхивают багряными разрядами. Там, над Талкитной, льёт холодный дождь, а мы созерцаем этот катаклизм среди безмолвия, нарушаемого только порывами ледяного ветра.

«Для остановки нет причин. Иду, скользя…»
6.07. В рюкзаке лишь вершинный набор: немного еды, запасные рукавицы и носки, аптечка, термос с тёплой водой, флаги и значимые символы. Завтрак чемпионов скор и скромен. От мгновения старта нас будет питать только наша уверенность в правильности происходящего. Надеваем кошки, связываемся и выходим ровно в 9.00. Погода с утра великолепная. Небольшой спуск от палаток, ровный участок и начало подъёма по крутому ледовому склону на перевал Денали и вершину. Этот  косой ледяной траверс, известный как «Автобан», очень опасен: несколько лет назад здесь погибла связка немецких альпинистов. Поскольку шли с лыжными палками, а не с ледорубами, даже минимальной возможности задержаться на  крутом склоне у них не было.
Через два часа поднимаемся чуть выше перевальной точки, набрав от лагеря 400 метров высоты. Небо лазурное и безоблачное, но, несмотря на  солнечный день, очень холодно. Термометр-брелок на рюкзаке Вилли показывает -23  по Фаренгейту, что приблизительно соответствует -30 по Цельсию. Если ветер усилится, резко возрастёт вероятность обморожений. Еще несколько часов хода и мы достигаем ровного плато, именуемого «Футбольным полем», с выходами серых гранитов. Отсюда (наконец-то!) я вижу ослепительно-белую ледовую стену вершины. Ветер стих. Вилли признаётся, что впервые восходит на Денали в такую хорошую погоду. А я замечаю, что по «американскому» графику, без наших поправок, мы должны были сегодня совершать первый выход с 4200. Успех – значит успеть!
По крутому снежно-ледовому склону к правой части вершины - Рогу Кахилтны – мы движемся очень медленно: сказываются более 6000 метров высоты и накопившаяся усталость. Порой по острым узким карнизам, грозящим обвалом, приходится проходить, как по лезвию ножа.
Вот! Наконец! Я вижу  перед собой  стальной штырь с плоской шляпкой, основание которого обёрнуто чем-то оранжевым. Недалеко от вершины из снежного надува  видны синие бахилы и кошки погибшего американского альпиниста. Печальные мысли и молитва «Отче Наш» -  в их сопровождении я поднимаюсь на  вершинный купол.

«…И в мире нет таких вершин, что взять нельзя»
На часах 17.15. Мой альтиметр показывает высоту 6325 м. Значит, от лагеря «5200» мы поднялись за 8 часов, пройдя около 5 км и набрав 1000м высоты. Я очень рад за каждого, но особенно  за Людмилу. Она таки поднялась на Денали, с третьей попытки. Мы обнимаемся и начинаем то, что называется «протокольной съёмкой». Я достаю из кармана пуховки маленькие флажки Украины и Крыма, герб Симферополя, красный шнурок, подаренный мне ламой монастыря Ронгбук и вымпел Массандры. Оглядываясь на пройденный путь, я благодарю Господа за возможность жить  Мечтой, вспоминаю своих близких и благодарю их за терпение и понимание;  друзей альпинистов, в том числе и погибших в горах, дело которых мне удаётся продолжать, и говорю вершине спасибо за гостеприимство. Я ощущаю вдруг некую душевную пустоту - программа «7 вершин» закончена. Странно, но я никогда не думал, что буду делать потом. Это не разочарование, а глубокая, почти вселенская печаль…
На вершину выходит группа американцев, два американских поляка, а по гребню поднимаются новые связки. Нынешний сезон почти закончен. Через неделю-две на Горе не останется восходителей, и начнется долгая полярная зима. Наши гиды роют могилу для временного погребения умершего. Тело пробудет здесь до следующего сезона 2009 года.
Мы проводим на вершине около полутора часов. Очень трудно после финишного рывка и выброса адреналина вновь мобилизоваться и вовремя уйти.

Палки в колёсах
Начинаем спуск после 19.00. Кажущаяся лёгкость движения  вниз рассеивает внимание. На спуске к перевалу Сергей упускает лыжную палку, и она, пролетев метров сто, останавливается у трещины. Мы останавливаемся, и Вилли, который ближе всего к палке, медленно и с видимым напряжением  спускается за ней. Я страхую его и в душе я не соглашаюсь с мелочностью своего товарища, стоящего в достаточно безопасном месте.
Снег местами раскис, кое-где под ногами лёд, и время от времени кошки не держат. К палаткам лагеря мы подходим светлой полночью. После остановки вдруг становится очень холодно и безразлично, хочется только одного - снять снаряжение и лечь в спальник. Наскоро готовится что-то вроде бульона, которым можно запить сухие галеты. Вилли настаивает на дополнительном дне отдыха и ещё одной ночёвке здесь. Я полагаю, что отдыхать нужно в базовом лагере, на 2200, а не испытывать погоду и судьбу на 5200. Вилли раздражен тем, что  меня поддерживают остальные участники. А может, он на пределе своих сил…

В тумане среди монстров
7.07. К 11.00 собраны палатки, мы намерены выходить, но тут замечаем, что палатка гидов не собрана, а вернувшийся откуда-то Вилли очень сердит. Наш с ним диалог на повышенных тонах заканчивается принятием компромиссного решения: мы уходим сейчас, но наша с Вилли связка отойдёт от маршрута, чтобы выбросить туалетный пакет в одну из трещин. Вилли устал запредельно и нездоров – он кашляет и у него, похоже, ларингит. Я предлагаю ему масло чайного дерева - пожалуй, лучшее антисептическое средство для воспаленного горла в этом случае. Движение вниз требует внимания и настраивает нас на мирный и конструктивный лад. Несколько дюльферов с Пальца Вэшборна и деликатный спуск на 4900. Наши рюкзаки стали существенно тяжелей после упаковки дополнительного груза, но по правилам Национального Парка забирать со склонов нужно всё. Ещё одна заброска на 4200 добавляет нам заплечного веса. Непонятно почему, но груза на спуске больше, чем на подъёме. Идём по раскисшему снегу, а по пути на нас опускается плотный туман.
Около восьми вечера мы ставим палатки и раскапываем ещё один склад продуктов и топлива. На «долгие» четыре часа лагерь погружается в сон среди густого тумана и снегопада.
8.08. Подъём в 1.00. Видимость не более 10 метров. Первым идёт Вилли, высматривая сквозь снегопад свои флажки на тропе. Вдруг появляются элементы рельефа с признаками закрытых трещин. Мы понимаем, что заблудились. Всю команду выручает Костя Железов: у него, в отличие от наших гидов, есть и GPS, и батарейки к нему. Из гиблого места выходим очень осторожно. На спуске  к лагерю «Развилка» мы опускаемся ниже уровня тумана. Неожиданно становится виден ледник Кахилтна и невысокие вершины по обе стороны его. Наше медленное движение теперь приобрело видимые цели. Очередное снеговое хранилище, и с гружёными до предела санями и рюкзаками мы идём ещё около 10 км по леднику с огромными трещинами, которые в описании маршрута упомянуты как «monster crevasses» - не трещины, а монстры!

Пожалуй, обратный путь под склоны Хантера был наиболее серьёзным испытанием для нас. К 10 утра мы пришли в базовый лагерь, уставшие от тяжеленных грузов, с разбитыми ногами и животрепещущим вопросом: почему вес груза в конце экспедиции превышал стартовый? На следующий день в условиях, далёких от идеальных для полётов, за нами прилетел «Оттер» Пола. Бросить прощальный взгляд на Гору не удалось - она скрылась за облаками и осталась только ярким воспоминанием.
Я далёк от назидательной морали и не буду заканчивать рассказ об успешно проведенном  восхождении критическими выводами. Спасибо моим друзьям за общение и расположение ко мне. Я постарался быть искренним и тактичным. Если мои формулировки и наблюдения кого-то задели, прошу меня простить и отнестись снисходительно к моему повествованию. Это ведь только гора с горой не сходятся….

 

Автор: Игорь Похвалин 

Разместил: darina_dnk Просмотров: 2 820
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/