Чтение RSS В избранное site map
Логин:
Пароль:

Регистрация | Забыли пароль? |

Журнал ProX
poster
  • 0

В АДУ БЕЗ ПРОВОДНИКА

Беар Гриллс не ищет легких путей. Знаменитый экстремал по доброй воле забирается в такие дебри, где любому заблудшему грозит гибель, и умудряется оттуда возвращаться. Впрочем, сгинуть можно не только на краю света. На юге США, совсем рядом с цивилизацией, простираются огромные заболоченные территории — обиталище двух миллионов аллигаторов.
В эти болота Беар и отправился наматывать круги крокодилового ада для очередного выпуска программы Discovery Channel «Выжить любой ценой».
 
Круг первый
Сейчас я пролетаю над огромной территорией крайнего юга США. Это настоящая страна ураганов — они гуляют здесь вдоль и поперек, а почти четыре года назад на эти края обрушилась «Катрина». После ее визита под воду ушли фермы, поля превратились в топи и занятые болотами земли превратились в настоящий рай для аллигаторов — теплый и влажный. Вот-вот самолет приводнится, и я совершу высадку прямо в крокодилью обитель. С собой у меня только нож, огниво и литровая фляга с водой. Ежегодно в этих местах теряется и погибает по меньшей мере 60 человек, и я хочу показать, как нужно действовать, чтобы найти путь к спасению.
 
Круг второй
Вода повсюду, куда ни глянь. Она доходит мне до пояса, и такой глубины аллигаторам вполне достаточно, чтобы оставаться незаметными. Прежде всего стоит позаботиться об оружии. О, вот и ясень с подходящей веткой! Пять минут работы ножом — и у меня есть палка; она, конечно, не волшебная, но ею вполне можно прощупать дно или отразить нападение крокодила. Потеряться тут проще простого — местность совершенно однообразная, сплошное болото кругом. При виде столь безнадёжной картины я расшнуровал ботинки, связал оба шнурка наподобие петли и стал подыскивать дерево повыше… Надо осмотреться, чтобы не брести в поисках суши безо всякого ориентира. Используя только силу рук, я поднимаюсь, равномерно распределяя нагрузку — упав в воду с такой высоты, запросто можно удариться о затопленные стволы поваленных ураганом деревьев. Шнурки не подвели, но на вершине меня ждало разочарование — в пределах видимости только болотные кипарисы и совсем не видно сосен, растущих на сухой почве. Меня окружают топи.
 
Круг третий
Уже несколько часов бреду в мутной воде. Скорость черепашья — слишком много затопленных деревьев. Под водой может скрываться все, что угодно, и я понятия не имею, на что в следующую секунду может наступить моя нога. Вдруг впереди послышалось бульканье. Такие пузыри означают одно из двух: или это поднимаются болотные газы, или поблизости затаился аллигатор. Я с плеском выскакиваю из воды и взбираюсь на ближайшее дерево. Вообще говоря, когда идешь по болоту, лучше создавать побольше шума. Конечно, наивно полагать, что аллигатор этого шума испугается, но в этом случае он может и не напасть. А вот если появиться неожиданно, рептилия обязательно нападет, решив, что нужно защищаться.
 
Круг четвертый
Впереди показался просвет. Но это вовсе не суша, а вода — значит, дела обстоят еще хуже. На таких вот открытых местах встреча с аллигатором практически неизбежна. Холоднокровным тварям необходимо солнце, а тут его хоть отбавляй. Ну вот, так и есть — я уже вижу торчащие из воды морды. Деваться некуда, и мне остается надеяться вон на тот полуповаленный болотный кипарис. Он упирается в ствол дерева на другой стороне открытого участка, и если покрепче обхватить его руками и ногами, можно попробовать миновать опасную зону над крокодильими головами. Обычно деревья в болоте превращаются в труху довольно быстро, но только не кипарис. Он растет в воде, и чтобы сгнить, ему требуются годы — именно поэтому я решил рискнуть. И не проиграл.

Круг пятый
Скоро начнет темнеть, и лучше бы мне выбраться на сухое место до того, как у аллигаторов настанет время ужина. Конца-края болоту пока не видно, поэтому ночевать придется посреди топи. В эту ночь приютом мне послужит ясень с несколькими стволами, расходящимися от основания. Длинную толстую ветку я положу вдоль с опорой на стволы, а поперек сделаю настил из коротких веток. Кровать жестковата, и, пока совсем не стемнело, нужно найти какой-нибудь «амортизатор». На стволах деревьев обильно растет мягкий испанский мох, но в нем живет множество противных кусачих клещей. Я даже зачесался невольно, вспомнив своё путешествие по Белизу, когда еще не знал об этом. А вот из широких листьев капустной пальмы получился отличный матрас!

Круг шестой
Давно у меня не было такой страшной ночи. Повсюду слышались шум, шелест, всплески, казалось, что вокруг никто и ничто не спит — и мне тоже не спалось. Бодрее всех чувствовали себя комары — я очень пожалел о том, что на десять минут разделся, чтобы просушить одежду. На войне как на войне — вчера я спал, значит, сегодня можно поесть. Тем не менее, даже в полевых условиях я могу позволить себе завтракать в постели — на моем дереве живут личинки муравья-древоточца. Они кисловатые на вкус и неприятно поскрипывают на зубах, зато в четыре раза питательнее говядины. На полдник мне удалось поймать неядовитую водяную змею, которую я съел сырой. Вечером попробую порыбачить — в общем-то, со снедью здесь не так уж и плохо. А вот с напитками дело обстоит не очень. В болотной воде полно бактерий, она очень мутная и там плавает всякая дрянь. Утром мне удалось развести костер, я процедил воду через футболку и вскипятил. Но если огня не будет, придется пить сок съедобных растений; сырая вода из болота — это слишком экстремально даже для меня.
 
Круг седьмой
На моём пути — заросли меч-травы. Она выше человеческого роста, с листьями острыми, как бритва. Ясеневая палка со мной — я возьму ее в обе руки и буду держать на уровне груди, чтобы отвести траву от себя. Если нет палки, нужно скрестить руки и защитить хотя бы лицо. Заблудиться в зарослях меч-травы — верная гибель. Тридцатиградусная жара, в траве можно смело прибавить еще десять градусов, а из-за сумасшедшей влажности трудно дышать. Я слышал историю про одного парня — его катер сел на мель, и он пошел за помощью через заросли меч-травы. Почти сразу он заблудился, получил тепловой удар и умер через сутки. Его тело нашли всего в пятистах метрах от дороги.

Круг восьмой
Передо мной река. Обычно я ей рад — следуя вниз по течению, можно выбраться к людям. Но сейчас мне очень понятны противоречивые чувства Цезаря на берегу Рубикона. Нужно перейти реку и двигаться дальше на запад. При этом встречи с аллигаторами избежать не удастся — они рьяно охраняют свою территорию. Я прошел несколько сотен метров вдоль реки, выбирая подходящее место, и выждал часа полтора — в полдень крокодилы обычно не кормятся. А вот и добрая примета — маленький крокодильчик, года или двух от роду. Взрослые самцы нередко поедают молодняк, а он жив, и даже не особенно обеспокоен — можно надеяться, что больших крокодилов рядом нет. Просто так реку, кишащую крокодилами, не переплыть — торчащую из воды голову зубастые твари могут принять за черепаху или птицу и с удовольствием ею полакомиться. Поэтому я поплыву под водой, быстро и очень тихо. Едва выбравшись из воды, я в паре метров от себя увидел того, с кем меньше всего хотел бы столкнуться. Огромная рептилия открыла пасть и с шипением двинулась на меня. Мне удалось обойти аллигатора сзади и со всей силы зажать его челюсти, а нож довершил дело. Ничего не поделаешь — ставкой в этой битве была жизнь. Убитое животное мне еще пригодится, я заберу его с собой. Мясо аллигаторов очень питательно, а если намазаться крокодильим жиром, то на всю ночь я стану неуязвимым для комаров и смогу уснуть.

Круг девятый
Я наблюдаю, как топкая жижа закручивается воронкой. Пожалуй, она запросто могла бы поглотить вездеход средних размеров, и разумнее всего было бы обойти её десятой дорогой. Уверен, ты так и сделаешь, а я… Я обещал на собственной шкуре испытать все прелести крокодильих болот, поэтому мне не остается ничего, кроме как прыгнуть в самый центр водоворота. Ясеневая палка по-прежнему со мной. Я кладу её плашмя на трясину и, стараясь держаться горизонтально — иначе топь засосет еще больше, — медленно выбираюсь из воронки и по-пластунски доползаю до сравнительно твердой почвы. Переводя дух, я оглядываюсь и замечаю вдали заброшенную ферму. Дом полузатоплен, в нем осталась мебель — конечно, уже ни на что не годная. Хозяева покинули его в спешке, спасаясь от «Катрины» — хочется верить, что им это удалось. Ураган уничтожал не только фермы, но и целые поселения. Сердце Луизианы, Новый Орлеан, был почти разрушен, и даже сейчас его окраины представляют собой болото вроде того, по которому я бреду вторые сутки. Мало-помалу воды вокруг становится меньше, топь мельчает, и наконец я выбираюсь на клочок земли, сухой настолько, что на ней можно посидеть — огромное наслаждение после стольких часов, проведенных на ногах! После нескольких минут, проведенных в мечтах о скором завершении путешествия, которое, признаюсь, меня порядком измотало, я делаю марш-бросок еще на километр и выхожу на шоссе. Странное дело — едва я ступил на асфальт, как крокодилы, топи, адская жара, комары вдруг показались мне то ли воспоминаниями из прошлых жизней, то ли антуражем далеко не самого страшного из моих снов. Верный признак, что совсем скоро меня опять неудержимо потянет к новым приключениям.
 
Автор: Беар Гриллс, Discovery Channel

Разместил: prox Просмотров: 1 969
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Опрос

На чем катаешься? (?)



Наверх

Календарь событий

«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярное


Все права защищены.
Материалы публикуются с разрешения редакции журнала ProX
Любое использование материалов или их фрагментов возможно только
с указанием активной гиперссылки на сайт http://prox.com.ua/